Non Grata Zone
Какая мерзость! Заверните мне пять штук. (с)
Глава двадцатая,
в которой Софи опять пытается покинуть замок


И вот наступил День летнего солнцестояния. Как только на горизонте показались первые лучи, в замок с грохотом вломился Хаул. Софи аж подскочила в своём закутке, уверенная, что за волшебником попятам гонится Ведьма.
- Они меня так знают, что без меня играют! – проревел Хаул.
Софи поняла, что он всего лишь пытается петь песенку Кальсифара про кастрюли, и снова легла. Тем временем Хаул успел загреметь, споткнувшись о стул, а затем угодить ногой в табуретку и отправить её в полёт через всю комнату. Далее он попробовал попасть на второй этаж сначала через чулан, а затем через задний двор. Обе попытки провалились, и это заставило волшебника призадуматься. Наконец, ему удалось обнаружить ступеньки – все, кроме самой первой - и рухнуть на них лицом. Замок ощутимо тряхнуло.
- В чём дело? – спросила Софи, просовывая голову между перилами лестницы.
- Встреча членов Клуба регби, - ответил Хаул с огромным достоинством. – Могу поспорить, ты не знала, что я летал крайним трёхчетвертным в сборной моего университета, а, миссис Нос?
- Если ты сейчас пытался летать, то должно быть забыл как, - заметила Софи.
- Я был рождён увидеть то, что скрыто от обычных глаз, - продекламировал Хаул, - и как раз направлялся к кровати, когда ты меня прервала. Я знаю, где дремлют прожитые годы и кто рассёк копыта дьяволу.
- Ложись спать, дурак, - сонно протрещал Кальсифар. – Ты напился.
- Кто, я? – изумился Хаул. – Уверяю вас, друзья мои, я скревз как трёклышко, - он поднялся и важно прошествовал вверх по лестнице, придерживаясь одной рукой за стену, словно боялся, что та ускользнёт, если он не будет к ней прикасаться. Дверь его комнаты, впрочем, и правда от него ускользнула.
- Какой наглый обман! – возмутился Хаул, уткнувшись в стену. – Да будет моя сияющая бесчестность мне спасением! – с этими словами он попытался пройти через стену ещё в нескольких местах, пока, наконец, не нашёл дверь и ввалился в комнату.
Софи слышала, как он то и дело падает, жалуясь, что кровать от него уворачивается.
- Он абсолютно невыносим! – воскликнула Софи и решила уйти из замка немедленно.
Но, к сожалению, шум, поднятый Хаулом, разбудил Майкла и Персиваля, который спал на полу в комнате Майкла. Ученик волшебника спустился вниз, сказав, что их так хорошо разбудили, что теперь они могут уже не ложиться. Поэтому они решили пойти и набрать цветов для праздничных гирлянд, пока в зарослях не стало слишком жарко. Впрочем, Софи была даже рада, что сможет напоследок ещё раз побывать в волшебном саду. Снаружи висела тёплая густая дымка, насыщенная ароматами и приглушающая буйство красок. Софи ковыляла по тропинкам, пробуя своей тростью чавкающую землю, и слушала щебетание птиц. Отчего-то ей было очень грустно. Она провела пальцами по влажной сатиновой лилии и дотронулась до одного из шероховатых пурпурных цветов на длинных, словно припудренных, стеблях. Потом она оглянулась на высокий чёрный замок, медленно разрезающий дымку позади них, и тяжело вздохнула.
- Он здорово тут поработал, - заметил Персиваль, опуская в летающую бадью Майкла охапку гибискусов.
- Кто? – не понял Майкл.
- Хаул, - ответил Персиваль. – До него здесь росли только кусты, да и те низенькие и чахлые.
- Ты вспомнил, что уже когда-то был здесь? – взволнованно спросил Майкл. Он всё ещё надеялся, что Персиваль окажется принцем Джастином.
- Кажется, я был здесь с Ведьмой, - неуверенно отозвался Персиваль.
В то утро они набрали две полных бадьи цветов. Софи заметила, что по возвращении Майкл несколько раз повернул дверную ручку в полный оборот. Должно быть, это была одна из тех предосторожностей, о которых упоминал Хаул. А потом они сели плести гирлянды ко Дню солнцестояния. На это ушла уйма времени. Поначалу Софи намеревалась свалить всю работу на Майкла с Персивалем, но Майкл то и дело отвлекался, задавая Персивалю каверзные вопросы, а тот и вовсе еле руками шевелил. Софи не винила Майкла: рядом с Персивалем она тоже почему-то испытывала такое чувство, словно что-то вот-вот произойдёт. Это заставило её задуматься, до какой степени Ведьма контролирует Персиваля. В конечном счёте, почти все гирлянды Софи пришлось делать самой. И если до этого у неё и мелькали мысли о том, чтобы остаться и помочь Хаулу с Ведьмой, то теперь они исчезли без следа. Тот самый Хаул, который справился бы с их работой одним махом, храпел сейчас так громко, что было слышно даже в магазине.
Когда настало время открываться, они всё ещё возились с последними гирляндами. Майкл принёс хлеба с медом, и они на ходу перекусили, обслуживая первый наплыв покупателей. Праздник Солнцестояния, подчинясь, как и большинство праздников, Закону подлости, выдался прохладным и пасмурным, но, несмотря на это, к ним стеклось почти полгорода. Разодетая праздничная толпа пихалась и гудела за дверями магазина, желая обзавестись цветами и гирляндами для фестиваля. Покупателей было так много, что лишь к полудню Софи удалось, наконец, незаметно выскользнуть из-за прилавка и подняться через бывший чулан в замок. Стараясь не шуметь, она собрала в дорогу кой-какой еды и завернула в узелок свою старую одежду. Глянув в сторону очага, она подумала, что тайник Майкла теперь вырастет раз в десять, учитывая, сколько они сегодня заработали.
- Ты пришла поговорить со мной? – высунулся Кальсифар.
- Через минуту, - отозвалась Софи, пересекая комнату с узлом за спиной. Ей не хотелось, чтобы огненный демон поднял крик из-за своего контракта.
Она уже протянула руку снять висевшую на спинке стула трость, когда в дверь постучали. Софи застыла с вытянутой рукой, вопросительно глядя на Кальсифара.
- Дверь в особняк, - доложил тот. – Плоть и кровь, и безобидно.
Стук повторился.
"Ну почему это всегда случается, когда я хочу уйти!" – подумала Софи.
Она повернула ручку оранжевым вниз и открыла дверь. За статуями на подъездной аллее стояла карета, запряжённая парой ухоженных лошадей. Софи разглядела их за внушительной фигурой лакея, который как раз и стучал.
- Миссис Сашеврель Смит с визитом к новым владельцам, - торжественно объявил он.
"Как же не вовремя!" – опять подумала Софи. И всё из-за того, что Хаул придал особняку жилой вид.
- Никого нет до… - начала было она, но тут миссис Сашеврель Смит величественно отстранила лакея и шагнула вперёд.
- Подожди у кареты, Теобальд, - распорядилась она и проплыла мимо Софи, на ходу складывая свой зонтик от солнца.
Это была Фанни – её Фани! Правда, теперь она выглядела, как настоящая знатная дама в шляпе из кремового шёлка с розами, которую Софи тоже сразу узнала. Она вспомнила, как говорила этой шляпе, отделывая её: "Вас ожидает очень богатое замужество!" И достаточно было одного взгляда на Фанни, чтобы понять, что это действительно так.
- О, боже! – воскликнула Фанни, оглядываясь по сторонам. – Должно быть здесь какая-то ошибка. Это же комната прислуги!
- Ну, э… мы вроде как не совсем ещё обустроились, мадам, - сказала Софи, пытаясь представить реакцию Фанни, если бы та узнала, что их старый шляпный магазин находится здесь же за чуланом.
Фанни развернулась к Софи и ахнула.
- Софи! – воскликнула она. – Милосердные небеса, дитя, что с тобой случилось?! Ты выглядишь на все девяносто! Ты переболела чем-то страшным?
И тут же, к удивлению Софи, Фанни отбросила в сторону шляпу, зонтик и все свои величественные манеры и, крепко обняв её, зарыдала.
- Я не имела ни малейшего понятия, что с тобой стряслось и где тебя искать! – всхлипывала она. – Я побывала у Марты и посылала к Летти, но они тоже ничего не знали. Эти глупышки поменялись местами, представляешь? И никто не мог ничем помочь! Я даже пообещала вознаграждение... И вот, оказывается, всё это время ты была здесь и работала прислугой, вместо того, чтобы жить в роскоши со мной и Мистером Смитом буквально за холмом отсюда!
Софи обнаружила, что тоже плачет. Она бросила свой узелок и подвела Фанни к стулу, после чего пододвинула табуретку и села рядом, держа Фанни за руку. Теперь они уже обе и плакали, и смеялись, и были безумно рады снова видеть друг друга.
- Это долгая история, - вздохнула Софи, после того как Фанни раз шесть спросила, что с ней случилось. – Когда я взглянула в зеркало и увидела себя такой, то была так потрясена, что просто вышла и пошла куда глаза глядят…
- Да, это из-за того, что ты столько работала, - кивнула Фанни с убитым видом. – До сих пор не могу себе этого простить!
- Вовсе нет, - поспешила успокоить её Софи. – И ты не должна так переживать, потому что Волшебник Хаул взял меня к себе и…
- Волшебник Хаул! – взвилась Фанни. – Этот негодяй! Это он с тобой сделал?! Где он?! Ну, дай мне только до него добраться!
И она с таким свирепым видом выхватила свой зонтик, что Софи пришлось приложить усилия, чтобы удержать её на месте. Одному небу известно, что может выкинуть Хаул, если Фанни примется будить его, тыкая зонтиком.
- Да нет же, нет! – поспешила успокоить её Софи. – Хаул был ко мне очень добр, - сказала она и поняла, что это действительно так. Хаул проявлял свою заботу весьма оригинально, но, учитывая, как Софи порой действовала ему на нервы, он и в самом деле был к ней очень добр.
- Но говорят, он ест женщин заживо! – не сдавалась Фанни, всё ещё порываясь встать.
Софи придержала её размахавшийся зонтик.
- Ничего подобного, - горячо возразила она. – Послушай же, он вовсе не злой!
С интересом наблюдающий за ними Кальсифар отозвался из очага шипящим свистом.
- Не злой! – повторила Софи, обращаясь одновременно к Кальсифару и Фанни. – За всё то время, пока я здесь, я не видела, чтобы он сотворил хотя бы одно злое заклинание! – сказала она и поняла, что это тоже чистая правда.
- Что ж, в таком случае поверю тебе на слово, - сказала Фанни, заметно успокоившись. - Но если он и в самом деле стал лучше, то это целиком твоя заслуга. Ты всегда умела влиять на людей. У тебя получалось прекращать истерики Марты, даже когда у меня руки уже опускались. И я всегда говорила, что это только благодаря тебе Летти своевольничает вполовину меньше, чем могла бы. Но всё равно ты должна была сказать мне, где находишься, душенька!
Софи и сама это знала. Просто она позволила Марте убедить себя, в то время как ей следовало знать Фанни лучше. И сейчас Софи было за это очень стыдно.
Между тем Фанни не терпелось поведать ей о мистере Сашеврель Смите, и она пустилась в долгий и обстоятельный рассказ о том, как встретила мистера Смита в ту самую неделю, когда пропала Софи, и вышла за него замуж ещё до того, как неделя закончилась. Пока она говорила, Софи молча смотрела на неё. Превратившись в старуху, теперь она видела Фанни в совершенно ином свете. Для неё, ещё молодой и красивой женщины, шляпный магазин был такой же тоскливой рутиной, как и для самой Софи. Но, несмотря на это, Фанни добросовестно выполняла свои обязанности, занимаясь их семейным делом и воспитывая трёх девочек, пока не умер мистер Хеттер. И тогда она оказалась наедине с теми же страхами, которые мучили и Софи: состариться, толком не пожив и ничего не достигнув.
- А потом, когда ты пропала и передавать магазин стало некому, я решила его продать, - продолжала рассказывать Фанни, когда раздался звук шагов, и из бывшего чулана появился Майкл.
- Мы закрыли магазин. И посмотри, кто пришёл! – ученик волшебника держал за руку Марту.
Та стала ещё стройнее и красивее и выглядела уже почти как обычно. Марта выпустила Майкла и бросилась к Софи:
- Софи, ты должна была мне сказать! – воскликнула она, сжимая её в объятиях.
Потом она точно так же обняла Фанни, словно никогда и не говорила о ней всех тех гадостей.
Но на этом сюрпризы не кончились. Вслед за Мартой из чулана, неся между собой большую корзину для пикников, вошли Летти и миссис Фейрфакс. Попятам за ними следовал Персиваль, и Софи никогда не видела его таким счастливым.
- Мы выехали на рассвете самым первым экипажем, - сказала миссис Фейрфакс, - и привезли… Бог ты мой! Да это же Фанни!
Миссис Фейрфакс бросила свой конец корзины и кинулась обнимать Фанни, а Летти бросила свой и кинулась обнимать Софи. В общем, кругом было столько восклицаний и объятий, что Софи решила, будет чудом, если Хаул от всего этого не проснётся. Но храп волшебника продолжал доноситься сверху как ни в чём не бывало. «Уйду вечером», - решила Софи. Она была слишком рада снова всех видеть, чтобы уйти раньше.
А Летти очень нравился Персиваль. Пока Майкл возился с корзинкой у верстака, доставая из неё холодную курятину, вино и медовый пудинг, Летти по-хозяйски уцепилась за руку Персиваля - что Софи не вполне одобряла - и заставила рассказать ей всё, что он помнит. Персиваль, впрочем, не возражал, и Софи его понимала - отказать Летти, когда она выглядела так мило, было просто невозможно.
- Как только он у нас появился, то сразу стал превращаться в человека, а потом обратно в разных собак и утверждать, что знает меня, - рассказывала между тем Летти. – Я была уверена, что никогда его раньше не видела, но это не важно, - и она ласково потрепала Персиваля по плечу, словно тот всё ещё был собакой.
- Но принца Джастина ты ведь до этого встречала? – спросила Софи.
- А, этого да, - беспечно отозвалась Летти. – Представляешь, он переоделся в зелёную униформу и думал, что его не узнают! Обращался ко мне подчёркнуто вежливо, даже когда разозлился из-за поисковых чар. Мне пришлось делать их для него дважды, потому что они всё время указывали, что Волшебник Сулиман находится где-то между нами и Маркет Чиппингом, а он утверждал, что это невозможно. Пока я их готовила, он то и дело прерывал меня, саркастически называя "милочкой", и всё расспрашивал, кто я такая, да где живу, да сколько мне лет. Ну не нахал?! Я бы скорее согласилась иметь дело с волшебником Хаулом, чем с ним, а это уже о многом говорит!
К этому времени все уже свободно разгуливали по комнате, потягивая вино и жуя курятину. Кальсифар среди такого количества незнакомых людей, похоже, стеснялся: он притух до зелёных язычков, и никто его не замечал. Софи очень хотелось познакомить Кальсифара с Летти, и она попыталась выманить его наружу.
- Это и есть тот демон, от которого зависит жизнь Хаула? – недоверчиво спросила Летти, глядя на крошечные зелёные язычки.
Софи как раз собралась заверить её, что Кальсифар самый что ни на есть настоящий демон, как вдруг увидела мисс Ангориан, смущённо переминающуюся возле входной двери.
- О, простите меня, пожалуйста. Я не вовремя, да? – пролепетала мисс Ангориан. – Я только хотела поговорить с Хауэллом.
Софи встала в некотором замешательстве. Ей было стыдно от того, как она выставила мисс Ангориан накануне. И поступила она так только из-за того, что Хаул за ней ухаживал. С другой стороны, это вовсе не означало, что мисс Ангориан должна ей нравиться. Проблему выбора решил за неё Майкл, бросившись приветствовать гостью с широкой улыбкой.
- Хаул сейчас спит, - сказал он. – Заходите и выпейте пока с нами вина.
- Благодарю, - отозвалась мисс Ангориан.
Впрочем, было видно, что особого удовольствия она не испытывает. Отказавшись от вина, мисс Ангориан бродила по комнате, нервно пощипывая куриную ножку. Вокруг были люди, прекрасно знавшие друг друга, а она была для всех чужой. Мимолётное замечание Фанни, оторвавшейся от безостановочного диалога с миссис Фейрфакс, "Что за необычная одежда!" - вряд ли заставило её почувствовать себя свободнее. Марта, в свою очередь, тоже не торопилась приходить на помощь: от неё не ускользнуло, с каким обожанием Майкл уставился на гостью, когда приветствовал. Поэтому Марта позаботилась о том, чтобы Майкл общался только с ней и Софи. А Летти вообще проигнорировала мисс Ангориан, усевшись на ступеньках рядом с Персивалем.
Мисс Ангориан довольно быстро разобралась что к чему и, видимо, решила, что с неё хватит. Софи увидела, как она пытается открыть дверь, и поспешила навстречу, опять чувствуя себя виноватой. В конце концов, мисс Ангориан должна была испытывать к Хаулу очень сильные чувства, раз вообще решилась прийти.
- Пожалуйста, не уходите пока, - обратилась к ней Софи. – Я пойду и разбужу Хаула.
- О нет, ни в коем случае, - возразила мисс Ангориан с нервной улыбкой. – У меня сегодня выходной и я вовсе не против подождать. Просто я хотела выйти на улицу подышать свежим воздухом. Здесь немного душно от этого странного зелёного огня.
Софи это показалось отличным предлогом отделаться от мисс Ангориан, не отделываясь от неё на самом деле. Она вежливо открыла перед ней дверь. Возможно, это было как-то связано с теми защитными чарами, которые Хаул велел Майклу поддерживать, но дверная ручка почему-то была повёрнута на фиолетовый. Снаружи их встретило пробивающееся сквозь влажную дымку солнце и берега из красных и пурпурных цветов, проплывающие мимо.
- Какие роскошные рододендроны! – воскликнула мисс Ангориан тем самым дрожащим голоском, который Софи терпеть не могла. – Я непременно должна их увидеть! – и она радостно спрыгнула на чавкающую траву.
- Только не ходите на юго-восток, - предупредила Софи.
Замок медленно поплыл мимо. Мисс Ангориан погрузила своё прекрасное лицо в гущу белых цветов.
– Я буду поблизости, - заверила она.
- Милосердные небеса! – ахнула Фанни у Софии из-за спины. – Куда девалась моя карета?
Софи попыталась объяснить. Но Фанни продолжала беспокоиться, и Софи пришлось открыть дверь оранжевым вниз и продемонстрировать ей пасмурный день и подъездную аллею, где на крыше кареты сидели лакей с кучером и резались в карты, подкрепляясь холодной колбасой. Только после этого Фанни, наконец, поверила, что её карета не была таинственно унесена призраками. Софи снова принялась объяснять, сама, впрочем, толком не понимая, как одна и та же дверь может открываться в несколько разных мест, когда Кальсифар с оглушительным рёвом взвился над поленьями.
- Хаул! – пророкотал он, заполняя очаг голубым пламенем. – Хаул! Хауэлл Дженкинс, Ведьма нашла семью твоей сестры!
Сверху раздалось два мощных глухих удара. Дверь в комнату Хаула с треском распахнулась, и волшебник устремился вниз. Летти и Персиваля буквально смело со ступенек. Фани, увидев Хаула, испуганно ахнула. Его волосы сейчас напоминали стог сена, а глаза были красными от недосыпа.
- Нашла моё слабое место, чтоб ей! – гаркнул он, метнувшись через комнату с развивающимися за спиной чёрными рукавами. - Я боялся, что она это сделает! Спасибо, Кальсифар! – он отпихнул Фанни в сторону и с силой распахнул дверь.
Дверь за Хаулом ещё не захлопнулась, а Софи уже поднималась на второй этаж. Она прекрасно понимала, что снова суёт нос не в своё дело, но должна была узнать что случилось. Ковыляя по замусоренному ковру к окну, она услышала, как остальные идут следом.
- Какая грязная комната! – воскликнула Фанни.
Софи выглянула в окно. В ухоженном садике накрапывал дождик. Его капли блестели на качелях и переливались в развивающейся гриве медных волос. Ведьма стояла, прислонившись к качелям, высокая и властная в своих красных одеждах, и настойчиво кого-то манила. Через сад к ней по мокрой траве шаркала племянница Хаула, Мари. Девочка шла с явной неохотой, словно кто-то управлял ею. За ней, с ещё большей неохотой, переставлял ноги племянник Хаула, Нил, буравя Ведьму одним из своих самых свирепых взглядов. Сестра Хаула, Мэган, была позади детей. Софи видела, как она яростно жестикулирует, а её рот беззвучно открывается и закрывается. Очевидно, Мэган в тот момент высказывала Ведьме всё, что про неё думает, но между тем её тоже медленно затягивало следом.
И тут на лужайку вылетел Хаул. Он не стал переодеваться. Он не пытался колдовать. Он просто бросился на Ведьму. Та попыталась схватить Мари, но девочка была всё ещё далеко. Хаул добрался до Мари первым, отдёрнул её назад, и кинулся к Ведьме. И Ведьма бросилась наутёк. Она бежала через лужайку, как кошка, удирающая от собаки, в облаке огненных одежд, а волшебник гнался попятам, приближаясь с каждой секундой. Ведьма перемахнула через забор красным смазанным пятном. За ней чёрным пятном с развивающимися рукавами последовал Хаул. После этого они оба исчезли из вида.
- Надеюсь, он её поймает, - сказала Марта. – Малышка плачет.
В садике Мэган обняла Мари за плечи и увела обоих детей в дом. А Хаул с Ведьмой будто испарились. Летти, Персиваль, Марта и Майкл спустились обратно вниз, а Фанни и миссис Фейрфакс остались, не в силах оторвать глаз от царящего кругом бардака.
- Только взгляни на этих пауков! – воскликнула миссис Фейрфакс.
- А сколько пыли на занавесках! – подхватила Фанни. – Анабель, в том коридоре, через который вы вошли, я видела пару мётел.
- Давай возьмём их, - кивнула миссис Фейрфакс. – Я помогу тебе заколоть подол, Фанни, и мы приступим. Я не могу оставить эту комнату в таком состоянии!
"Бедный Хаул, – подумала Софии. – Он так любил этих пауков!" Она задержалась на лестнице, пытаясь придумать, как бы отговорить миссис Фейрфакс и Фанни от надвигающейся уборки.
Снизу раздался голос Майкла:
- Софи! Мы хотим погулять перед особняком. Ты идёшь?
Это было самое то, чтобы отвлечь внимание обеих дам. Софи позвала Фанни и торопливо заковыляла вниз. Летти и Персиваль уже открывали дверь. Летти не слушала, когда Софи объясняла Фанни её устройство, и Персиваль в этом тоже не особо разбирался. Софи видела, что они по ошибке поворачивают ручку фиолетовым вниз. Она направилась к ним, чтобы помочь, когда дверь открылась.
На фоне цветов подскакивало Пугало.
- Закройте её! – завопила Софи.
Она уже догадалась, что произошло. Вчера вечером, вместо того чтобы избавиться от Пугала, она помогла ему, велев двигаться в десять раз быстрее. И вот теперь оно без труда догнало движущийся замок и пыталось пробраться внутрь. Внезапно Софи вспомнила, что снаружи осталась мисс Ангориан. Наверняка она валяется сейчас где-нибудь в кустах в глубоком обмороке.
- Нет, не закрывайте, - пролепетала она.
Но её уже никто не слушал. Летти стала бледнее полотна и вцепилась в Марту. Персиваль застыл на месте, уставившись на Пугало, а Майкл бросился ловить череп, который так энергично щёлкал челюстью, что должен был вот-вот свалиться с верстака, прихватив с собой бутылку вина за компанию. Странное поведение черепа, похоже, передалось гитаре в углу. Она начала издавать долгие гудящие звуки - "Ноумм Харраммм! Ноумм Харраммм!"
В камине снова вспыхнул Кальсифар.
- Это существо говорит, - протрещал он, обращаясь к Софи. – Оно говорит, что не причинит никому зла. Думаю, оно не врёт. Оно ждёт твоего разрешения войти.
И действительно - Пугало не двигалось. Оно больше не пыталось прорваться внутрь, как раньше. И Кальсифар, по всей видимости, его не опасался, потому что остановил замок. Софии снова посмотрела на лицо-репу и развивающиеся лохмотья. Они были не такие уж и страшные. Софи вспомнила, как, найдя его в первый раз в изгороди, отнеслась к нему как к товарищу по несчастью. У неё мелькнула мысль, что она просто сделала Пугало удобным предлогом, чтобы остаться в замке, который её очень не хотелось покидать. Но теперь в этом уже не было смысла. Ей всё равно придётся уйти - ведь Хаул выбрал мисс Ангориан.
- Пожалуйста, входи, - произнесла она севшим голосом.
- Аамммнннг! – издала гитара.
Развернувшись боком, Пугало одним махом заскочило в комнату и остановилось, раскачиваясь из стороны в сторону, словно что-то искало. Аромат цветов, проникший вместе с ним, не мог перебить его собственный запах дорожной пыли и гниющей репы. Череп в руках Майкла снова ожил. Пугало радостно крутанулось в его сторону и начало валиться на бок. Майкл попытался было спасти череп, но почти сразу оставил эту затею и поспешил убраться с дороги. Когда Пугало упало на верстак, раздался шипящий хлопок, и череп словно втянуло в голову-репу. Теперь на ней явно проступили чьи-то резкие черты. Правда, само лицо почему-то оказалось со стороны спины. Пугало неуклюже дёрнулось, подскочило и, с трудом удерживая равновесие, резко крутанулось вокруг оси, чтобы лицо-репа оказалось спереди. Затем оно медленно опустило свои руки-палки.
- Теперь я могу говорить, - глухо произнесло оно.
- Я сейчас упаду в обморок, - предупредила Фанни с лестницы.
- Было бы с чего, - отозвалась позади неё миссис Фейрфакс. – Это создание всего лишь волшебный голем. Он просто делает то, что ему велели. Они довольно безобидны.
Несмотря на слова миссис Фейрфакс, Летти тоже выглядела так, словно вот-вот потеряет сознание. Однако единственным, кто действительно это сдела, оказался Персиваль. Он тихо осел на пол и остался лежать, свернувшись калачиком, словно спал. Летти, несмотря на то, что сама была напугана до смерти, бросилась было к нему, но отшатнулась, когда Пугало снова подскочило и зависло над Персивалем.
- Это одна из частей, которую мне велели отыскать, - глухо произнесло оно и, качнувшись, развернулось к Софи: – Я должен поблагодарить тебя. Мой череп был так далеко, что я истратил все силы, но так и не успел до него добраться. Я бы до сих пор гнил в той изгороди, если бы ты не пришла и не вернула меня своими словами к жизни, - Пугало крутанулось к миссис Фейрфакс, а затем к Летти: – Вас обеих я тоже благодарю.
- Но кто тебя послал? И что именно ты должен был сделать? – спросила Софи.
Пугало неуверенно покачнулось.
- Здесь не всё, - произнесло оно. – Некоторых частей не хватает.
Пока Пугало задумчиво разворачивалось то в одну сторону, то в другую, все просто стояли и ждали, слишком поражённые, чтобы что-то сказать. Но только не Софи:
- А чьей частью является Персиваль? – спросила она.
- Дай ему прийти в себя, - осадил её Кальсифар. – Никто до этого не просил его объяс… - вдруг он оборвал себя на полуслове и весь съёжился, оставив на поверхности едва заметные зелёные язычки.
Майкл и Софи встревожено переглянулись.
И тут из ниоткуда раздался голос. Он был низкий и приглушённый, словно говорили в пустую коробку, но то, что это была Ведьма, сомнений не вызывало.
- Майкл Фишер, - произнёс голос, - передай своему хозяину, Хаулу, что он угодил в мою западню. Женщина по имени Лили Ангориан сейчас на Пустыре в моей крепости. Предай ему, что я отпущу её, только если он явится за ней лично. Ты всё понял, Майкл Фишер?
Пугало резко развернулось и скакнуло к открытой двери.
- О, нет! – воскликнул Майкл. – Остановите его! Наверняка это Ведьма послала его, чтобы самой пробраться в замок!

@темы: ВВП, Howl, DWJ