Non Grata Zone
Какая мерзость! Заверните мне пять штук. (с)
Глава одиннадцатая,
в которой Хаул отправляется искать заклинание в необычную страну


В конечном счёте "ничто" за дверью оказалось толщиной не больше дюйма, за которым начинался обычный промозглый вечер с накрапывающим дождём и цементная дорожка, ведущая до калитки, где уже стояли и ждали Хаул с Майклом. Позади них виднелась плоская, очень ровная дорога с небольшими аккуратными домиками по обеим сторонам. Ёжась под моросящим дождём, Софи оглянулась туда, откуда пришла: на месте замка теперь стоял дом из жёлтого кирпича с большими окнами. Как и все дома поблизости, этот был новым и ничем не выделялся среди прочих. Его парадная дверь была застеклена и казалась не особого прочной. Вокруг на улице не было ни души. Возможно, виной тому была погода, но Софи больше склонялась к мысли, что это типичная картина для той окраины, где они оказались.
- Хватит уже вынюхивать, иди сюда, - позвал её Хаул.
Его роскошный серый с алым костюм целиком покрылся бисеринками моросящего дождя. Сам Хаул был занят тем, что перебирал странного вида ключи, позвякивая связкой. Большинство из них были плоскими и сделаны из какого-то металла жёлтого цвета – совсем как дома по соседству. Как только Софи подошла ближе, фигура волшебника вдруг стала какой-то размытой, словно дождь вокруг него превратился в туман. Когда всё снова прояснилось, серо-алый костюм остался того же цвета, но вот форма его изменилась до неузнаваемости. Свисающие рукава куда-то исчезли, а брюки с жилетом сделались мешковатыми и выглядели изрядно поношенными. Одежда Майкла тоже изменилась. Вместо прежней куртки на нём теперь была какая-то стёганная штука, едва доходящая до пояса, а на ногах странные ботинки из брезента. Ученик волшебника приподнял ногу и уставился на плотную синюю ткань, из которой теперь были сделаны его брюки.
- Они так обтягивают, что я еле могу колено согнуть, - пожаловался он.
- Ничего, привыкнешь, - успокоил его Хаул. – Пошли, Софи.
К удивлению Софи Хаул повёл их обратно по садовой дорожке к жёлтому дому. При этом на спине у волшебника откуда-то появилась таинственная надпись "УЭЛЬССКАЯ КОМАНДА РЕГБИ". Следом за Хаулом немного скованной походкой шёл Майкл – привычка к новым брюкам явно требовала времени. Софи перевела взгляд на свои собственные тощие шишковатые ноги и обнаружила, что её юбка укоротилась примерно вдвое. В остальном её облик мало изменился. Подойдя к застеклённой двери, Хаул открыл её одним из своих ключей. Рядом с дверью на цепочке была подвешена деревянная табличка. Софи только успела прочесть на ней "РИВЕНДЕЛЛ", как Хаул практически втолкнул её в начищенную до блеска прихожую. Судя по всему, в доме кто-то был. Из-за ближайшей двери доносились громкие голоса. Хаул распахнул её, и Софи поняла, что голоса принадлежали волшебным цветным картинкам, которые двигались по передней части большого квадратного ящика. В комнате сидела и вязала какая-то женщина, а рядом с ней, положив на руки подбородок, смотрела на волшебные картинки маленькая девочка.
- Хауэлл! – воскликнула женщина, откладывая спицы.
Не сказать, чтобы выражение лица у неё при этом было очень довольное. Но не успела она встать, как маленькая девочка, до этого момента полностью поглощённая картинками, вскочила на ноги и бросилась к Хаулу.
- Дядя Хауэлл! – завопила она и, подпрыгнув, повисла на Хауле, обхватив его с обеих сторон ногами.
- Мари! – в тон ей проревел Хаул. – Как ты, радость моя? Хорошо себя вела?
И они шумно затараторили на каком-то иностранном языке. По всему было видно, что между этими двумя царит полное взаимопонимание. Софи стало интересно, что же это за язык: вроде бы на чём-то похожем Кальсифар пел свою дурацкую песенку про кастрюли, но с уверенностью сказать было сложно. Между потоками иностранного щебета Хаул, словно чревовещатель, умудрился вставить пару фраз, знакомя присутствующих:
- Это моя племянница, Мари, и моя сестра, Мэган Перри. Мэган, это Майкл Фишер и Софи, э…
- Хеттер, - подсказала Софи.
Мэган сдержанно поздоровалась с ними обоими за руку, особо не скрывая своего неодобрения. Она выглядела старше Хаула, однако сходство между ними нельзя было не заметить: то же худощавое лицо, те же тонкие черты, - разве что глаза у неё были голубые и встревоженные, а волосы тёмные.
- Хватит уже, Мари, успокойся! – голос Мэган без труда перекрыл поток иностранной болтовни. – Хауэлл, ты сюда надолго?
- Да нет, буквально на пару минут, - ответил Хаул, спуская Мари на пол.
- Гарета ещё нет, - с нажимом произнесла Мэган.
- Вот жалость-то! Но мы никак не можем задержаться, - расплылся фальшивой улыбкой Хаул. – Я просто хотел познакомить с тобой моих друзей. А заодно задать один глупый вопрос: Нил, случайно, на днях не терял своё домашнее задание по английскому?
- Ах, как странно, что ты об этом спрашиваешь! – язвительно воскликнула Мэган. – Он в прошлый четверг везде его обыскался! У них теперь новый преподаватель по английскому, и довольно строгий. Учит их не только слова без ошибок писать. Все домашние задания требует сдавать точно в срок и спуску им не даёт. В любом случае Нилу это только на пользу - ленивый чертёнок! Так вот он в прошлый четверг весь дом перерыл и всё, что смог найти, это какую-то абракадабру, нацарапанную на старом…
- Ага! – оживившись, перебил её Хаул. – И что он сделал с этой абракадаброй?
- Я велела ему отнести её этой мисс Ангориан, - пожала плечами Мэган. – Пусть покажет ей, что он хоть что-то делал.
- И он отнёс? – уточнил Хаул.
- Лично мне это неизвестно. Спроси лучше Нила. Он наверху в своей комнате, опять в эту проклятую машину уткнулся, - ответила Мэган и добавила: – Только вряд ли ты от него толку добьёшься.
- Пошли, - позвал Хаул Софи с Майклом, которые всё это время стояли и, как диковинку, разглядывали опрятную комнату в коричнево-оранжевых тонах. Взяв Мари за руку, Хаул повёл всех троих к лестнице на второй этаж. Здесь тоже был ковёр, розовый с зелёным. Таким образом, возглавляемая Хаулом процессия поднялась практически бесшумно и оказалась на втором этаже перед комнатой, где ковёр менял свой цвет на жёлтый с голубым. Внутри комнаты на широком столе возле окна стояла целая куча разных волшебных ящиков, перед которыми, согнувшись, застыли два мальчика. Софи почему-то не сомневалась, что они бы никак не отреагировали, даже если бы сюда в полном составе промаршировал полк с духовым оркестром. Самый большой из ящиков был спереди из стекла, как и тот, что они видели на первом этаже, но только этот показывал в основном не картинки, а какие-то надписи и диаграммы. От каждого ящика на столе шли длинные, свободно свисающие белые стебли, которые, похоже, врастали в стену на другом конце комнаты.
- Нил! - позвал Хаул.
- Не отвлекай его, - бросил через плечо один из мальчиков. – Он жизнь потеряет.
Услышав, что речь идёт о жизни и смерти, Софи и Майкл невольно попятились к двери. Но Хаула, видимо, совершенно не беспокоило, что он может убить родного племянника. Волшебник широким шагом пересёк комнату до стены, в которую врастали белые стебли от ящиков, и вырвал их с корнем. Картинка на большом ящике пропала. Оба мальчика тут же выдали такое, что Софи никогда не слышала даже от Марты. Второй мальчик крутанулся со своего места и рявкнул:
- Ну, Мари, сейчас ты у меня получишь!
- А я сейчас и не при чём! Что, съел? – огрызнулась Мари.
Нил крутанулся чуть дальше и обвиняюще уставился на Хаула.
- Как дела, Нил? – невинно улыбнулся тот.
- Кто это? – недовольно нахмурился другой мальчик.
- Мой никчёмный дядюшка, - процедил Нил, наградив Хаула свирепым взглядом.
Из-за густых бровей на смуглом лице взгляд получился что надо.
- Чего тебе? Включи всё обратно в розетку!
- Вот так приём! – усмехнулся Хаул. – Я включу всё обратно, после того как кое-что у тебя спрошу и получу вразумительный ответ.
- Дядя Хауэлл, я как раз до середины игры дошёл, - вздохнул Нил.
- Новой? – спросил Хаул.
Оба мальчика посмотрели на него с кислыми минами.
- Нет, мне её подарили ещё на Рождество, - мрачно отозвался Нил. – Можно подумать, ты не в курсе, как мои предки относятся к "пустой" трате времени и денег. Новая мне не светит до самого Дня рождения.
- Ну, тогда не вижу, в чём проблема, - пожал плечами Хаул. – Раз ты в неё всё равно уже играл, то нет ничего страшного в том, что ты ненадолго прервёшься, тем более что в качестве моральной компенсации я дам тебе новую…
- Правда? – хором перебили его оба мальчика, и Нил добавил: - А ты можешь достать такую, какой ни у кого больше нет?
- Легко. Но сперва взгляни вот сюда и скажи мне, что это такое, - с этими словами Хаул протянул Нилу серый замусоленный клочок бумаги.
Оба мальчика внимательно присмотрелись.
- Это стихотворение, - сказал Нил с таким выражением, с каким большинство людей произнесло бы "Это дохлая крыса".
- То самое, что мисс Ангориан задала на прошлой неделе, - кивнул другой мальчик. – Я помню, там был "ветер" и "русалки". Это про водолазов.
Пока Софи и Майкл хлопали глазами, переваривая новую версию толкования, Нил вдруг воскликнул:
- Эй! Это же моё пропавшее домашнее задание! Откуда оно у тебя? Значит, та абракадабра, что нашлась вместо неё, была твоя? Мне в тот раз здорово повезло, что мисс Ангориан ею заинтересовалась. Она забрала её с собой.
- Спасибо, - сказал Хаул. – А где она живёт?
- В квартире, что над чайной миссис Филлипс, на Кардифф Роуд, - сказал Нил, явно желая поскорее отвязаться. – Когда ты дашь мне новый картридж?
- Когда ты вспомнишь остальную часть стихотворения, - невозмутимо ответил Хаул.
- Так не честно! – взвыл Нил. – Я даже ту часть, что здесь написана, вспомнить не могу! Это называется злоупотреблять детским доверием… – тут он резко замолчал, поскольку Хаул не выдержал и рассмеялся.
Порывшись в мешковатом кармане, волшебник выудил оттуда плоский свёрток и вручил его племяннику.
- Спасиб! – Нил с жадностью выхватил подарок и, не тратясь больше на церемонии, крутанулся обратно к своему ящику.
Ухмыляясь, Хаул воткнул связку стеблей обратно в стену и поманил Майкла с Софи из комнаты. Оба мальчика тем временем уже с головой ушли в какие-то загадочные манипуляции, а Мари, пристроившись рядом, зачарованно наблюдала за ними с большим пальцем во рту. Хаул быстро зашагал к розово-зелёной лестнице, а Майкл с Софи чуть замешкались в дверях, пытаясь разобраться, что же там всё-таки происходит. Сидя возле волшебного ящика, Нил читал вслух:
- "Вы оказались в заколдованном замке с четырьмя дверьми, каждая из которых ведёт в другое измерение. В первом измерении замок находится в постоянном движении и может в любой момент столкнуться с опасностью…"
Софи нехотя развернулась и заковыляла к лестнице, удивляясь про себя, как знакомо всё это звучит. Где-то на середине она поравнялась с застывшим на ступеньках Майклом. Ученик волшебника почему-то выглядел до крайности смущённым. Софи глянула вниз. У подножия лестницы стоял Хаул и спорил со своей сестрой.
- Что значит, ты продала все мои книги? – донёсся до них его голос. – Одна из них была очень важной. Разве они твои, чтобы ты ими распоряжалась?
- Прекрати меня перебивать! – зашипела на него Мэган. – Молчи и слушай! Я уже сто раз тебе повторяла, что здесь не кладовая для твоего скарба. Ты только и делаешь, что позоришь нас с Гаретом! Мало того, что ты разгуливаешь не понять в чём, вместо того, чтобы купить себе приличный костюм и выглядеть в нём хоть раз достойно, так ты ещё и водишься с кем попало, а потом их к нам в дом тащишь! Может, ты хочешь, чтобы я таким образом опустилась до твоего уровня? Ты получил блестящее образование, но даже палец о палец не ударил, чтобы найти приличную работу! Вместо этого слоняешься без дела сутки напролёт! Ты потратил впустую время в колледже, ты наплевал на все жертвы, что принесли ради тебя другие люди, ты проматываешь все свои деньги…
Воистину, в лице Мэган миссис Фейрфакс обрела бы достойного соперника – поток её слов лился, не иссякая. Софи начала понимать, откуда Хаул заимел привычку от всего увиливать. Мэган была из тех людей, что будят в вас неодолимое желание отгородиться от них под шумок закрытой дверью. Желательно входной. К несчастью для Хаула этот путь к спасению был в данный момент перекрыт, а Софи с Майклом оказались заперты на лестнице позади него. Между тем Мэган продолжала безжалостно добивать своего непутёвого братца:
- …никогда ничего не делал на совесть, никогда не имел работы, которой я могла бы гордиться, постоянно заставляешь нас с Гаретом за тебя краснеть, балуешь Мари до безобразия...
Софи решительно отодвинула Майкла и зашагала вниз по лестнице, стараясь при этом выглядеть настолько почтенно, насколько позволял её новый возраст.
- Идём, Хаул, - с важностью произнесла она, продолжая спускаться. – Нам уже пора. Пока мы здесь стоим, деньги уходят, а твои слуги уже, наверно, потихоньку таскают золотые приборы из столовой, - уже у самого подножия лестницы Софи повернулась к Мэган: - Было очень приятно с вами познакомиться, но мы и правда спешим. У Хаула всё буквально расписано по минутам.
Мэган чуть не поперхнулась и уставилась на Софи. Та кивнула ей с важным видом и подтолкнула Хаула к застеклённой двери. Лицо Майкла теперь было просто пунцовым. Софи заметила это, потому что у самого выхода Хаул обернулся к Мэган:
- Моя старая машина всё ещё в гараже, или её ты тоже продала?
- Ключи есть только у тебя, - поджала губы Мэган.
Судя по всему, других прощальных слов от неё можно было не ждать. Дверь за ними захлопнулась, и Хаул повёл их к квадратному белому зданию в конце ровной плоской дороги. Он ничего не сказал про Мэган. И вообще всю дорогу, пока шёл, молчал. Только у белого здания, отпирая широкую дверь, он заметил:
- Думаю, у этой мегеры по английскому наверняка есть экземпляр моей книги.
Последовавшую за этим поездку Софи предпочла бы не вспоминать.
Сначала Хаул усадил их с Майклом в странную повозку без лошадей, а потом эта повозка понеслась вперёд на бешеной скорости, отчаянно воняя, рыча и трясясь. Дорога то и дело так круто поднималась вверх и опускалась, что Софи только удивлялась, как это дома по обеим её сторонам не съезжают под таким наклоном в одну кучу. Она зажмурилась и обеими руками вцепилась в какие-то штуки, которые оторвались от сидений, надеясь, что всё это скоро кончится. К счастью, так и случилось. Они остановились напротив дома с широким окном, задёрнутым белой занавеской, на которой красовалась табличка "ЧАЙНАЯ ЗАКРЫТА". Проигнорировав надпись, Хаул нажал на кнопку возле маленькой двери рядом с окном, и все трое уставились на открывшую им хозяйку. Для мегеры мисс Ангориан была на удивление молодой, стройной и симпатичной. Её смуглое овальное лицо с чуть заострённым подбородком обрамляли пряди иссиня-чёрных волос, а довершали картину огромные тёмные глаза. Пожалуй, единственное, что предполагало в ней наличие чего-то мегероподобного, было то, с каким выражением эти огромные глаза смотрели на нежданных гостей, - словно видели их насквозь.
- Возьму на себя смелость предположить, что вы, вероятно, Хауэлл Дженкинс, - обратилась мисс Ангориан к Хаулу.
Голос у неё был глубоким и мелодичным, а вот тон, скорее, ироничным, и чувствовалось, что его обладательница более чем в себе уверена. При виде мисс Ангориан Хаул на мгновение застыл, но почти тут же на его лице засияла обворожительная улыбка – словно кто-то щёлкнул выключателем. Уловив эти перемены, Софи поняла, что заветные мечты Летти и миссис Фейрфакс рассеялись в пух и прах. Мисс Ангориан была как раз из тех леди, в которых такие джентльмены, как Хаул, обожают влюбляться с первого взгляда. Впрочем, не только такие, как он – на лице Майкла, обращённом к мисс Ангориан, ясно читалось щенячье обожание. Несмотря на то, что дома вокруг весьма успешно притворялись необитаемыми, Софи не сомневалась, что в данный момент за их окнами куча людей, знающего как Хаула, так и мисс Ангориан, прильнула к занавескам и, затаив дыхание, ждёт, чем же всё это кончится. Маркет Чиппинг в этом плане ничем не отличался от здешних мест.
- А вы, должно быть, мисс Ангориан, - не переставая улыбаться, предположил Хаул. – Прошу прощения за неожиданный визит, но на прошлой неделе я по ошибке забрал с собой домашнее задание моего племянника вместо одной довольно важной для меня бумаги. Полагаю, Нил отдал её вам как доказательство своей невиновности.
- Он так и сделал, - подтвердила мисс Ангориан. – Думаю, вам лучше подняться и забрать её.
Софи была уверена, что невидимые наблюдатели чуть не заработали себе растяжение шеи и косоглазие, когда она, Хаул и Майкл двинулись через входную дверь и поднялись по лестнице до крошечной, аскетично обставленной гостиной мисс Ангориан. Пригласив гостей внутрь, хозяйка заботливо предложила Софи:
- Вы не присядете?
Софи всё ещё трясло после поездки в безлошадной повозке, и она с радостью заняла один из двух стульев, что были в комнате. Не сказать, чтобы тот был очень удобным, но комната мисс Ангориан и не предназначалась для удобства. Это был кабинет для учёбы. И хотя многие из окружающих предметов показались Софи странными, горы книг и бумаг на столе, а также завалы из папок на полу были ей вполне знакомы. Она села и стала наблюдать, как Майкл растекается рядом сиропной лужицей, а Хаул включает своё обаяние на полную мощность.
- А могу я поинтересоваться, откуда вы меня знаете? – спросил Хаул обольстительным голосом.
- По всей видимости, вы источник большинства слухов и пересудов в городе, - холодно заметила мисс Ангориан, раскладывая на столе бумаги в поисках нужного листка.
- И что же поведали вам эти люди, распускающие слухи? – спросил Хаул, грациозно облокачиваясь на край стола и пытаясь поймать взгляд мисс Ангориан.
- Прежде всего то, что вы исчезаете и появляетесь, когда вам заблагорассудится, - ответила мисс Ангориан, не переставая раскладывать бумаги.
- А что ещё? – вкрадчиво спросил Хаул.
Он следил за всеми движениями мисс Ангориан с таким выражением, что Софи поняла: шансов у Летти не осталось. Разве что мисс Ангориан сию же минуту влюбится в него окончательно и бесповоротно. Но мисс Ангориан была не из того теста.
- Ещё много чего, и по большей части не в вашу пользу, - заметила она, сопровождая свои слова таким выразительным взглядом в сторону Майкла и Софи, что становилось ясно - сама тема подобных слухов не должна затрагиваться в присутствии стариков и детей.
Майкл покраснел как рак. Мисс Ангориан между тем протянула Хаулу какой-то пожелтевший листок с волнистыми краями и сухо резюмировала:
– Вот она. Кстати, вы, случайно, не знаете, что это?
- Конечно знаю, - не колеблясь, ответил Хаул.
- В таком случае сделайте одолжение и скажите мне, - попросила мисс Ангориан.
Хаул протянул руку за листком, попытавшись заодно прихватить руку мисс Ангориан. Завязалась небольшая борьба, из которой Мисс Ангориан вышла победителем, спрятав обе руки за спину. Хаул обезоруживающе улыбнулся и передал листок Майклу со словами:
- Скажи ей что это.
Всё ещё пунцовое лицо Майкла буквально озарилось, едва он взглянул на листок:
- Это же заклинание! О, с этим видом я уже умею работать – оно ведь на увеличение размера, да?
- Почему-то я так и подумала, - тоном обвинителя изрекла мисс Ангориан. – Интересно, что вы собирались делать с вещью такого рода.
- Мисс Ангориан, - сказал Хаул, - раз уж вы слышали обо мне столько всего занимательного, то наверняка должны были также слышать и то, что темой моей докторской диссертации как раз были чары и заклинания. Вы же смотрите на меня так, будто подозреваете в использовании чёрной магии! Уверяю вас, что я в жизни не произнёс ни одного заклинания.
Услышав такую наглую ложь, Софи не удержалась и тихо фыркнула.
- Скажу вам, положа руку на сердце, - продолжил Хаул, послав Софи раздражённый взгляд, - что это заклинание предназначается исключительно для исследовательской работы. Это очень старый и редкий образец. Вот почему я так хотел получить его обратно.
- Что ж, оно у вас, - энергично отозвалась мисс Ангориан. – Но перед тем как уйти, не могли бы вы отдать мне взамен то домашнее задание? Фотокопии стоят денег.
Хаул с готовностью вынул из кармана листок бумаги и, держа его буквально в нескольких сантиметрах от вытянутой руки мисс Ангориан, сказал:
- Да, кстати, что касается этого стихотворения… Глупость, конечно, но я никак не могу вспомнить его продолжение, и это не даёт мне покоя. Уолтер Рейли, если не ошибаюсь?
Мисс Ангориан наградила его испепеляющим взглядом:
- Ошибаетесь. Это Джон Донн и, между прочим, оно довольно хорошо известно. У меня есть книга с его стихами, если хотите освежить свою память.
- Пожалуйста, - смиренно попросил Хаул.
При этом он проводил мисс Ангориан, идущую к стене с книгами, таким взглядом, что Софи поняла: стихотворение и есть настоящая причина, по которой волшебник отправился в эту необычную страну, где живёт его семья. Впрочем, было также очевидно, что сейчас Хаул явно не прочь убить двух зайцев одним выстрелом. Не отрывая глаз от мисс Ангориан, пока та тянулась за книгой, он умоляющим голосом спросил:
- Мисс Ангориан, а как бы вы отнеслись к моему предложению где-нибудь поужинать сегодня вечером?
Мисс Ангориан обернулась к нему, держа в руках объёмный фолиант и выглядя при этом неприступной, как стрелковая башня.
- Никак, - отрезала она. - Мистер Дженкинс, не знаю, что вы там обо мне слышали, но среди прочего вы должны были слышать, что я всё ещё считаю себя помолвленной с мистером Беном Салливаном…
- Никогда о нём не слышал, - безмятежно улыбнулся Хаул.
- Это мой жених, - сдержано просветила его мисс Ангориан. – Несколько лет назад он исчез. Так вы всё ещё хотите, чтобы я прочла вам то стихотворение?
- Всенепременно, - произнёс Хаул тоном, далёким от раскаянья. – У вас такой чудный голос.
- В таком случае я, пожалуй, начну со второй части, раз с первой вы всё равно уже знакомы, - заметила мисс Ангориан, кивнув на листок бумаги в его руке.
Читала она очень хорошо. Не только мелодично, но и с особым выражением, чем произвела на Софи определённое впечатление:

- "Коль был рождён ты видеть то,
Что скрыто от обычных глаз,
Отправься в путь и встреть рассвет
С закатом десять тысяч раз.
Воротишься как лунь седой,
И скажешь, что среди чудес
Нет верных дев, чью красоту
Все превозносят до небес.
Коль ты…"

Вдруг Хаул жутко побледнел. Софи даже увидела, как у него на лбу проступил пот.
- Спасибо, - выдавил он. – Достаточно. Не буду утруждать вас чтением всего остального. Там в конце про то, что даже самая добродетельная из дев не верна, да? Теперь я вспомнил. Как глупо с моей стороны. Джон Донн, ну да, конечно.
Мисс Ангориан опустила книгу и пристально на него посмотрела. В ответ Хаулу удалось вымучить из себя улыбку:
- Что ж, нам пора. Вы точно не передумаете насчёт ужина?
- Точно, - подтвердила мисс Ангориан. – Вам нехорошо, мистер Дженкинс?
- Лучше не бывает, - заверил её Хаул и стал быстро подталкивать Майкла с Софи к выходу.
Невидимые наблюдатели из соседних домов наверняка решили, что мисс Ангориан гонится за ними с саблей наголо, судя по тому, с какой скоростью Хаул запихал своих спутников в жуткую безлошадную повозку и рванул с места.
- Что стряслось-то? – крикнул Майкл, когда повозка с рыком и скрежетом снова помчалась в гору, а Софи вцепилась в сиденье не на жизнь, а на смерть.
Поскольку Хаул сделал вид, что не слышит, Майкл дождался, пока тот не запер повозку в сарай и повторил свой вопрос.
- О, ничего особенного, - беззаботно отозвался Хаул, ведя их обратно к жёлтому дому с названием РИВЕНДЕЛЛ. - Ведьма с Пустыря добралась до меня со своим проклятьем, только и всего. В любом случае рано или поздно это должно было случиться.
Отпирая садовую калитку, волшебник, кажется, что-то решал или подсчитывал в уме - Софи расслышала, как он бормочет под нос:
- Десять тысяч… Значит, это произойдёт где-то ко Дню летнего солнцестояния…
- Что произойдёт где-то ко Дню летнего солнцестояния? – спросила Софи.
- Великое событие - я стану на десять тысяч дней старше, - отозвался Хаул. – А также, миссис Нос, - добавил он, пружинистым шагом углубляясь в сад «Ривенделла», - в этот день мне придётся снова встретиться с Ведьмой с Пустыря.
Софи и Майкл невольно попятились назад, уставясь на спину Хаула, так таинственно помеченную "Уэльская команда регби".
- Если я буду держаться подальше от русалок, - донеслось до них его бормотание, - и не буду трогать корень мандрагоры…
- А нам обязательно возвращаться в тот дом? – крикнул Майкл.
- А что может сделать Ведьма? – крикнула следом Софи.
- Я содрогаюсь при одной мысли, - отозвался Хаул. – Нет, Майкл, не обязательно, - и он открыл застеклённую дверь.
За её порогом расположилась старая комната замка. В вечернем полумраке на стенах плясали голубовато-зелёные отблески сонно колыхающихся язычков Кальсифара. Хаул щелчком вернул на место свои длинные рукава и подбросил полено в очаг.
- Добралась она до нас, мой синелицый друг, - сказал он.
- Знаю, - протрещал Кальсифар. – Я почувствовал.

@темы: Howl, DWJ, ВВП