14:30 

Howl's Moving Castle

Non Grata Zone
Какая мерзость! Заверните мне пять штук. (с)
Глава девятая,
в которой у Майкла не ладится с заклинанием


Настойчивым посетителем оказался тот самый капитан, который наконец-то явился за своими чарами для попутного ветра, и был весьма недоволен тем, что его заставили ждать.
- Если из-за тебя, мальчишка, я пропущу прилив, - пригрозил он Майклу, – то можешь быть уверен, что Колдун обо всём узнает. Терпеть не могу лентяев!
По мнению Софи Майкл говорил с капитаном чересчур вежливо, но сейчас она была не в том настроении, чтобы вмешиваться. Когда капитан, наконец, убрался восвояси, Майкл снова сел за верстак, продолжать хмуриться над чарами, а Софи занялась штопкой. У неё была только одна пара чулок, и её старые шишковатые ноги уже успели проделать в них огромные дыры. Да и то серое платье, в котором она ушла из дома, тоже нуждалось в срочной починке. Софи стала даже подумывать о том, чтобы распороть испорченный слизью голубой с серебром костюм Хаула, и из частей, что почище, смастерить себе новую юбку. Правда, сделать это она всё-таки не решалась. Пока.
- Софи, - позвал Майкл, отрываясь от уже одиннадцатой исписанной им страницы, - а сколько у тебя вообще племянниц?
Софи испугалась, что Майкл начнёт задавать вопросы. Ей это было совсем ни к чему.
- Когда доживёшь до моих лет, мальчик, - сказала она, - то уже потеряешь счёт. И потом, они все так похожи. Что до меня, так те две Летти вполне могут быть близняшками.
- Да нет, я бы так не сказал, - возразил к её удивлению Майкл. – Моя Летти куда красивее той племянницы из Верхнего Фолдинга.
Он порвал одиннадцатую страницу и принялся за двенадцатую.
- Лично я рад, что Хаул встретил не мою Летти.
В ход пошла тринадцатая страница, однако и её вскоре постигла та же участь.
- Я чуть не рассмеялся, когда миссис Фейрфакс заявила, что раскусила Хаула, а ты?
От того, что Хаул увлёкся в конечном счете не Мартой, а Летти, Софи было не легче.
- А я нет, - отозвалась она.
Ей вспомнилось, с каким обожанием смотрела Летти на Хаула, когда они были наедине.
- Я так понимаю, глупо с моей стороны надеяться, что на этот раз Хаул влюбился по-настоящему? - обречёно спросила она.
Кальсифар фыркнул в каминную трубу зелёными искрами.
- Я боялся, что ты попадёшься на ту же удочку, что и миссис Фейрфакс, - покачал головой Майкл.
- Откуда тебе знать – может он и правда влюблён? – возразила Софи больше из упрямства.
Майкл и Кальсифар переглянулись.
- Хаул провёл сегодня в ванной хотя бы меньше часа? – спросил Майкл.
- Он проторчал там сегодня два часа, колдуя над своим лицом, - протрещал Кальсифар. - Тщеславный осёл!
- Вот тебе и ответ, - кивнул Майкл. – В тот день, когда Хаул забудет о своей внешности, я поверю, что он по-настоящему влюблён. И не раньше.
Софи вспомнила, как Хаул стоял перед Летти на одном колене, словно позируя для парадного портрета, и она поняла, что Майкл и Кальсифар правы. Ей вдруг отчаянно захотелось пойти в ванную и спустить в унитаз все те чары, которыми Хаул пользовался каждое утро. Однако сделать это она всё-таки не решилась. Пока. Зато теперь её решимости с лихвой хватило на другое: она достала серебряно-голубой костюм и провела остаток дня, выпарывая из него маленькие голубые треугольники, чтобы пустить их себе на юбку.
Майкл ласково потрепал её по плечу, подойдя бросить в огонь все семнадцать листов своих записей.
- Не горюй, в конце концов, все они как-то с этим справляются, - ободряюще сказал он.
К этому времени уже окончательно стало ясно, что с заклинанием у Майкла не ладится. Он забросил свою писанину и наскрёб из очага золы. Потом достал высушенный корешок из кучи мешочков, свисающих с балок, и положил его в золу. Затем, после долгих раздумий, повернул дверную ручку голубым вниз и исчез в Портхевене. Минут через двадцать он вернулся с большой, мутовчатой морской раковиной, которая отправилась к золе и корешку. После этого Майкл изорвал на клочки несколько листов бумаги и высыпал их туда же. Кальсифар заинтриговано наблюдал за ним из очага, колтыхаясь из стороны в сторону. Покончив с приготовлениями, ученик волшебника выложил получившуюся кучу перед черепом и принялся дуть на неё так, что зола и клочки бумаги тучей закружились над верстаком.
- Как думаешь, чего это он делает? – спросил Софи Кальсифар.
Так и не дождавшись, по-видимому, нужного результата, Майкл бросил дуть и начал толочь бумагу и всё остальное в ступе, выжидающе поглядывая на череп. Но ничего по-прежнему не происходило. Тогда он стал пробовать смешивать разные ингредиенты из мешочков и склянок.
- Знаешь, меня совесть не перестаёт грызть из-за того, что я шпионил за Хаулом, - объявил он, перетирая в пыль уже третий набор ингредиентов. – Может, он и не особо постоянен с женщинами, но ко мне всегда был очень добр. Он взял меня к себе, когда я, никому ненужный сирота, сидел на пороге его дома в Портхевене.
- И как это произошло? – спросила Софи, выпарывая очередной голубой треугольник.
- Моя мать умерла, а отец утонул во время шторма, - начал рассказывать Майкл. – Когда такое случается, ты оказываешься никому не нужен. Дом, в котором мы раньше жили, пришлось оставить, так как мне нечем было за него платить. Поначалу я спал где придётся, и меня постоянно гоняли с чужих порогов и вытаскивали из лодок. В конце концов, осталось только одно место, куда я мог пойти, поскольку больше никто не отваживался туда сунуться. В то время Хаул только появился в наших краях и начинал как никому неизвестный Колдун Дженкин. Но уже тогда болтали, будто у него в доме живёт дьявол, и старались обходить его стороной. Так что я спокойно переночевал пару раз на его пороге, пока в одно прекрасное утро он не открыл дверь, собираясь за хлебом, и я, не удержавшись на пороге, ввалился следом. Хаул сказал, что я могу подождать его внутри, пока он будет ходить за едой. Я зашёл, увидел Кальсифара и начал с ним разговаривать, потому что никогда раньше не встречал демона.
- И о чём вы говорили? – спросила Софи, гадая, стал ли Кальсифар упрашивать Майкла разорвать его контракт.
- Он рассказывал, какой он весь несчастный, и плакал на меня. Ведь так всё было? – протрещал Кальсифар. –Ему как-то не пришло в голову, что мне и своих неприятностей хватает.
- Не думаю, что они у тебя есть, - отозвался Майкл. - Просто ты слишком много ворчишь. Но в то утро ты был очень добр ко мне и, думаю, Хаула это впечатлило. Хотя выразил он это, как обычно, на свой манер: не сказал, что мне можно остаться, но и не прогнал. И вот я стал ему помогать, где только мог - за деньгами там приглядывать, чтобы он их все сразу не тратил, ну и так далее.
Тут месиво, над которым трудился Майкл, взорвалось в миске с негромким "пуф". Ученик волшебника со вздохом стёр золу с черепа и начал смешивать новые ингредиенты. К тому времени Софи уже закончила потрошить костюм и, сложив все голубые треугольники в кучу у ног, приступила к юбке.
- Помню, я то и дело ляпал ошибки, когда только начинал учиться, - продолжил Майкл. – Но Хаул никогда меня за них не ругал. И до настоящего времени я думал, что ошибки у меня уже пройденный этап. А в плане денег я и сейчас считаю, что без меня ему пришлось бы туго. Хаул всегда покупает очень дорогую одежду - говорит, что никто не захочет связываться с волшебником, который выглядит так, будто не может прилично заработать.
- Он так говорит просто потому, что любит наряжаться, - сказал Кальсифар, выразительно глядя при этом на Софи, которая уже вовсю орудовала иголкой.
- Этот костюм всё равно был испорчен, - заявила она.
- Так ведь он не только на одежду деньги выбрасывает, - сказал Майкл. – Помнишь, как прошлой зимой мы сожгли твоё последнее полено, а Хаул пошёл и купил череп и эту дурацкую гитару? Я тогда здорово на него разозлился. Как он тогда выразился, "они хорошо смотрелись".
- И как же вы выкрутились с дровами? – спросила Софи.
- Хаулу удалось вытрясти немного денег из одного должника, - ответил Майкл и добавил: - Ну, по крайней мере, так он сказал, а мне лишь оставалось надеяться, что он не врёт. А ещё мы тогда ели водоросли. Хаул говорит, они полезные.
- Хорошая еда, - мечтательно протрещал Кальсифар. – Сухая и хрустящая.
- Ненавижу водоросли, - с чувством произнёс Майкл, отрешённо глядя в миску с истолчённым крошевом. – Даже не знаю: там вроде должно быть семь составляющих, если только не имелось в виду семь способов, но в любом случае стоит попробовать это в пентаграмме.
Он поставил миску на пол и мелом начертил по краям что-то вроде пятиконечной звезды. Едва он закончил, как крошево в миске бухнуло с такой силой, что все треугольники Софи сдуло в очаг. Выругавшись, Майкл поспешно стёр мел. Софи собрала все треугольники и терпеливо принялась раскладывать их заново.
- Софи, - беспомощно позвал Майкл, - кажется, я застрял с этим заклинанием. Как думаешь, не могла бы ты мне помочь?
"Совсем как внучок, прибежавший к бабушке со своими уроками", - подумалось Софи.
- Ну, давай посмотрим, - сказала она осторожно. – Только учти, я ничего не смыслю в магии.
Обрадованный Майкл с облегчением сунул ей в руки какой-то странный замусоленный клочок бумаги. Даже для заклинания он выглядел необычно: все буквы были напечатаны жирным шрифтом, но какие-то тусклые и размытые, а по краям листок украшали серые расплывчатые пятна, похожие на удаляющиеся тучи.
- Видишь? Что ты думаешь? – спросил Майкл.
Софи прочла:

"Звезду, что падает, поймай,
Добудь младенца мандрагоры,
Попробуй отыскать тот край,
Где дремлют прожитые годы.
Копыта дьяволу кто сёк?
Услышать как русалок пенье?
И что поможет отыскать
От жала зависти спасенье?
Ещё про ветер разузнай,
Который крылья придаёт,
Но только честному уму
Поможет двигаться вперёд.

Реши, о чём здесь говорится,
И часть вторую сам впиши".*


Прочитанное поставило Софи в тупик, поскольку не походило ни на одно из тех заклинаний, что ей попадались, когда она рылась на верстаке и на полках. Софи внимательно перечитала стих дважды, стараясь не обращать внимания на Майкла, который в это время активно делился с ней своими догадками.
- Ты ведь помнишь, как Хаул говорил мне, что все мощные заклинания содержат в себе загадку? Так вот я сначала решил, что загадкой является каждая строчка. Золу с искрами я использовал как замену падающей звезде, а морскую раковину - для пения русалок. Потом я подумал, что сам вполне могу считаться ребёнком, и поэтому съел корень мандрагоры. Следом я составил список прошлых лет из старых календарей, и вот тут я как раз не уверен – может, здесь и есть ошибка? Слушай, а щавель от укусов, случайно, не помогает - мне это только что пришло в голову? Но в любом случае - ничего из этого не работает!
- И не удивительно, - заметила Софи. – По мне, так всё это очень похоже на перечень того, что вообще невозможно сделать.
Но Майкла такое объяснение не устроило. Как он резонно заметил, "если бы это было невозможно, то что толку с такого заклинания".
- И потом, - добавил он, - мне так стыдно, что я шпионил за Хаулом, что я непременно хочу разгадать это заклинание.
- Ну что ж, - сказала Софи, – тогда давай начнём с "реши, о чём здесь говорится". По идее, это должно сдвинуть всё с мёртвой точки, если конечно тут нет никакого подвоха.
Но это Майклу тоже не понравилось.
- Нет, - возразил он. – Это такой вид заклинания, который начинает действовать по мере того, как ты выполняешь написанное, - вот о чём говорится в последней строчке. Когда нами будет дописана вторая часть, в которой объясняется его смысл, тогда оно и сработает. Этот вид заклинаний очень сложный. Сперва нам надо разделаться с первой частью.
Софи снова сгребла все треугольники в кучу.
- Тогда давай спросим Кальсифара, - предложила она. – Кальсифар, кто…
Но и этого Майкл не позволил ей сделать.
- Нет, нет, тише! – поспешно перебил он. - Я думаю, что Кальсифар сам часть заклинания. Посмотри, как здесь всё составлено: одни вопросы. Значит, что кто-то их задаёт, и ему нужно ответить. Сперва я подумал, что для этого хорошо подойдёт череп, но с ним ничего не вышло, так что, должно быть, это Кальсифар.
- Слушай, а почему бы тебе не сделать всё самому, раз ты мне и рта раскрыть не даёшь? – возмутилась Софи. – Уж кто-кто, а Кальсифар должен знать, кто рассёк ему его же собственные копыта!
Однако Кальсифар на это только возмущённо вспыхнул:
- Нет у меня никаких копыт! Я демон, а не дьявол, - и с этими словами он спрятался под поленья, откуда всё то время, пока Софи и Майкл обсуждали заклинание, было слышно его трескучее бормотание: "Чушь, полная чушь".
Между тем Софи уже и самой стало интересно, в чём же там дело. Она отложила голубые треугольники и, вооружившись пером и бумагой, стала делать пометки - в точности, как до этого Майкл. Они так и просидели на пару до самого вечера, уставившись в никуда, грызя перья и перекидываясь идеями. В большинстве своём записи Софи выглядели примерно так:

"Спасает ли чеснок от зависти? Я могла бы вырезать звезду из бумаги и подбросить её. Можно нам сказать об этом Хаулу? Хаулу русалки понравились бы больше, чем Кальсифару. Не думаю, что у Хаула честный ум. А у Кальсифара? Куда вообще могут деваться прожитые годы? Значит ли это, что какой-то из высушенных корешков должен плодоносить? Посадить его? Рядом с щавелем? В морской раковине? Среди копытных большинство парнокопытные, кроме лошадей. Натереть копыта лошади чесноком? Ветер? Запах? Ветер от сапог-скороходов? Хаул - дьявол? Обуть копыта в сапоги-скороходы? Русалки в сапогах?"

Пока Софи фиксировала свой поток сознания на бумаге, Майкл делал то же самое в устной форме:
- А не может ли этот "ветер" быть чем-то вроде шкива? Тогда честного человека, получается, надо повесить? Но ведь это уже чёрная магия!
- Слушай, давай ужинать, - предложила Софи.
Они достали из кладовки хлеб с сыром, сели и принялись молча жевать, по-прежнему уставясь в никуда. Наконец, Софи не выдержала:
- Ради всего святого, Майкл, давай уже прекратим гадать и просто попробуем сделать то, о чём там говорится. Где проще всего поймать падающую звезду? На холмах?
- В Болотах Портхевена будет удобнее, - отозвался Майкл. – Но сможем ли мы? Ведь падающие звёзды летят очень быстро.
- Не быстрее, чем мы в сапогах-скороходах, - заметила Софи.
Майкл восторженно вскочил на ноги.
- Ты молодчина, Софи! – крикнул он уже из чулана, пробираясь к сапогам. – Сейчас проверим!
Когда они вышли, в Портхевене уже стемнело. Повсюду в воздухе ощущалось лето с его густыми ароматами. Дойдя до конца улицы, Майкл вдруг вспомнил, что ещё утром Софи было плохо, и стал уговаривать её вернуться. Софи велела ему успокоиться. Она решительно шагала, отстукивая по мостовой своей тростью, пока освещённые городские улицы не остались позади, сменившись холодной промозглой тьмой. Болота Портхевена пахли землёй и солью, а позади них поблёскивало и тихо шелестело море. Софи скорее чувствовала, чем видела растянувшиеся перед ними мили и мили пустынной земли. Видеть же она могла только низко стелющиеся полосы голубоватого тумана и тускло отсвечивающие болотные лужи, которые устилали всё обозримое пространство до самого горизонта. А дальше начиналось небо. Огромное, неподвижное и безмолвное. Млечный Путь напоминал ещё одну болотную полосу тумана, сквозь которую мерцали яркие звёзды. Майкл и Софи поставили перед собой по сапогу-скороходу и стали ждать падающую звезду.
Прошло около часа. Софи продрогла и с трудом сдерживалась, чтобы не начать трястись и тем самым не переполошить Майкла. Когда прошло ещё полчаса, Майкл сказал:
- Май не звездопадный месяц - лучше август или ноябрь.
Ещё полчаса спустя он обеспокоено спросил:
- А что мы будем делать с корнем мандрагоры?
- Давай сначала разберёмся со звездой, а потом будем думать об остальном, - процедила Софи, не разжимая зубов из опасения, что они начнут стучать.
Через какое-то время Майкл снова заговорил:
- Софи, ты, наверное, иди лучше домой. В конце концов, это же моё заклинание.
Софи уже было открыла рот, готовая с ним согласиться, как вдруг одна из звёзд отделилась от небосвода и стрелой понеслась вниз, оставляя за собой узкий белый след.
- Вон одна! – крикнула Софи. Майкл тут же сунул ногу в сапог и исчез, а Софи на секунду замешкалась, отталкиваясь тростью. Вжик! Под ногами чавкнуло - Софи стояла в самом сердце бескрайних болот, покрытых туманом и тускло отсвечивающими лужами. Она воткнула трость в землю и как-то умудрилась удержаться на ногах. Рядом тёмным пятном стоял сапог Майкла. Местонахождение самого Майкла можно было вычислить по быстро удаляющимся хлюпающим звукам.
А ещё там была падающая звезда. Софи ясно видела небольшой белый огонёк, который опускался в нескольких ярдах перед бегущим силуэтом Майкла. Яркий огонёк падал теперь медленно, и казалось, Майкл легко может его поймать. Софи вытащила ногу из сапога.
- Ну, трость, не подкачай! – гаркнула она и понеслась за Майклом по болоту, не сводя глаз с маленького огонька и демонстрируя настоящие чудеса скоростного ковыляния. Она догнала ученика волшебника, когда тот, вытянув руки, осторожно подкрадывался к звезде. Его силуэт чётко обрисовывался в круге яркого света. Звезда плыла на уровне груди и всего в какой-то паре шагов от Майкла, то и дело нервно на него оглядываясь. «Как странно!» - подумала Софи. Звезда была сгустком света. Она освещала камыши и чёрные лужи, а её большие глаза на маленьком остром личике с тревогой следили за Майклом.
Появившаяся из темноты Софи заставила звезду испуганно вильнуть в сторону и трескуче взвизгнуть:
- Да что же это такое? Чего вам от меня надо?!
Софи хотела попросить Майкла остановиться – звезда и так уже была на грани истерики – но из-за отдышки после своего спринта не смогла произнести ни слова.
- Я всего лишь хочу поймать тебя, - объяснил Майкл. – Не бойся, я тебя не обижу.
- Нет! Нет! – отчаянно заверещала звезда. – Это неправильно! Я должна умереть!
- Но я мог бы тебя спасти, если ты позволишь себя поймать, - мягко возразил Майкл.
- Нет! – крикнула звезда. – Лучше смерть! – и резко отпрянула от протянутых к ней рук. Майкл кинулся следом, но не успел: звезда нырнула в ближайшую болотную лужу, и чёрная вода тут же поглотила маленькую белую вспышку. Раздалось тихое умирающее шипение. Софи подошла к Майклу, который всё ещё стоял над лужей, глядя, как гаснет в тёмной воде последний лучик.
- Да, печально всё закончилось, - произнесла Софи.
Майкл вздохнул:
- Мне так хотелось её спасти. Пошли домой. Я уже сыт по горло этим заклинанием.
У них ушло минут двадцать на то, чтобы отыскать сапоги-скороходы, и по мнению Софи было чудом, что они вообще их нашли.
- Знаешь, я почему-то уверен, что сам никогда не разберусь с этим заклинанием, - признался Майкл, пока они устало плелись домой по спящему Портхевену. – Слишком уж оно для меня сложное. Придётся просить Хаула. Очень не хочется этого делать, но теперь, когда Летти Хеттер, наконец, сдалась, от него хоть какой-то толк будет.
Надо ли говорить, что Софи это ничуть не обрадовало.

* Перевод стихотворения сделан Акивой-сан (троекратное "УРА!!!" в её честь – я очень на неё рассчитывала, хо-хо-хо ^^), но мне пришлось там кое-что изменить, чтобы согласовать с остальным текстом. Так что если в ритме-рифме что-то хромает – все претензии ко мне (а я не поэт, так что нечего :Р ).

@темы: ВВП, Howl, DWJ

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Зона нон Грата

главная