Non Grata Zone
Какая мерзость! Заверните мне пять штук. (с)
Глава седьмая,
в которой пугало не даёт Софи покинуть замок


От немедленного похода в Маркет Чиппинг Софи удержал только острый приступ ревматизма, скрутивший её в тот же вечер. Все кости у неё ныли, отзываясь на промозглую погоду в Портхевене, и ей оставалось лишь беспомощно лежать в своём закутке и переживать за Марту. Софи старалась убедить себя, что всё, возможно, не так уж и плохо: ей просто нужно будет сказать Марте, что тот самый молодой человек, в котором она сомневалась, не кто иной, как Волшебник Хаул. Это бы её отпугнуло. А потом надо будет сказать Марте, что лучший способ отпугнуть самого Хаула – признаться ему в любви и, на всякий случай, предложить познакомить с тётушками.
Наутро Софи стало гораздо лучше, хотя передвигалась она по-прежнему с трудом.
- А чтоб этой Ведьме с Пустыря пусто было! – пробормотала она своей трости, вытаскивая её из чулана, чтобы идти в Маркет Чиппинг.
В ванной как ни в чём не бывало весело напевал Хаул. Взяв трость и стараясь не шуметь, Софи торопливо поковыляла к выходу. И, разумеется, именно этот момент выбрал Хаул, чтобы выйти из ванной. При взгляде на волшебника Софи не удержалась от кислой мины - в своём новом серо-алом костюме тот был просто неотразим. Комнату заполнило благоухание цветущей яблони. В окне показалось солнце и, добавляя последний штрих, окружило голову Хаула нежно-розовым ореолом.
- А знаешь, этот цвет волос мне даже идёт, - поделился он.
- Да неужто? – сварливо проскрипела Софи.
Хаул кивнул:
- Удачно сочетается с костюмом. А ты, оказывается, здорово управляешься с иголкой. Он стал ещё лучше, чем был.
- Ха! – бросила Софи.
Хаул остановился, держась за квадратную ручку над входом.
- Это тебя больные кости так достали или что-то ещё? – поинтересовался он.
- Что-то ещё? – переспросила Софи. – Что же ещё могло меня так достать? Кое-кто всего-навсего залил замок протухшим киселём, оглушил весь Портхевен, напугал Кальсифара по самые угли, да разбил пару сотен сердец. С какой стати меня это должно доставать?
Хаул рассмеялся.
- Я извиняюсь, - сказал он, поворачивая ручку красным вниз. – Король хочет сегодня со мной встретиться, так что мне, скорее всего, придётся сбивать во дворце каблуки до самого вечера. Но по возвращении я обещаю что-нибудь сделать с твоим ревматизмом. Не забудь передать Майклу, что я оставил ему те чары на верстаке.
Он солнечно улыбнулся Софи и вышел среди шпилей Кингсбери.
- И ты считаешь, этого достаточно? – проворчала Софи, когда входная дверь закрылась.
Но улыбка Хаула на неё всё-таки подействовала.
- Если его трюки срабатывают даже на мне, неудивительно, что Марта потеряла голову! – пробормотала она.
- Пока ты не ушла, подложи мне ещё одно полено, - напомнил о себе Кальсифар.
Софи вздохнула и поковыляла к корзине с дровами. Не успела она снова направиться к двери, как вниз по лестнице кубарем скатился Майкл и, цапнув с верстака остатки буханки, метнулся к выходу.
- Ты ведь не против, да? – спросил он взволнованно. – Я принесу свежую, когда вернусь. Мне сейчас нужно бежать по делам, но к вечеру я уже буду дома. Если зайдёт капитан за чарами для попутного ветра, то они на краю верстака, подписаны, - он повернул ручку зелёным вниз и, прижимая буханку к животу, сиганул на продуваемые со всех сторон холмы. – До скорого! – крикнул он проплывающему мимо замку, и дверь захлопнулась.
- Вот блин! – с досадой буркнула Софи. – Кальсифар, а как открывают дверь, если в замке никого нет?
- Тебе или Майклу открою я, а Хаул открывает сам, - ответил огненный демон.
Значит, даже если она уйдёт, снаружи никто заперт не останется. Софи сильно сомневалась, что вернётся, но Кальсифару знать об этом было совсем необязательно. Подождав, пока Майкл отойдёт подальше, куда бы он там ни шёл, Софи опять направилась к выходу. На этот раз ей помешал Кальсифар.
- Если ты надолго, - протрещал он, - то лучше оставь мне где-нибудь рядом пару поленьев, чтобы я мог до них дотянуться.
- Ты можешь брать поленья сам? – заинтриговано спросила Софи. Хоть она и спешила, но удержаться не смогла.
Вместо ответа Кальсифар продемонстрировал ей голубой виток пламени, с похожими на пальцы зелёными язычками на конце. Рука демона показалась Софи коротковатой и не особо сильной.
- Видишь? Я могу дотянуться почти до самого дымохода, - похвастался Кальсифар.
Софи сложила поленья перед очагом в стопку так, чтобы Кальсифар смог достать хотя бы верхний.
- Смотри, не вздумай жечь их, пока не переложишь в очаг, - предупредила она, в очередной раз направляясь к двери.
И снова ей помешали. Снаружи раздался стук. Софи подумала, что Закон подлости всё-таки существует. Вероятно, это был тот самый капитан. Вздохнув, она начала поворачивать ручку голубым вниз.
- Нет, это дверь в замок, - остановил её Кальсифар. – Но я не уверен, что…
Решив, что тогда это, скорее всего, Майкл, Софи, не дав Кальсифару закончить, распахнула дверь.
Из открывшегося проёма на неё с жадностью уставилась репообразная физиономия. В нос ударил запах плесени. На фоне ясного голубого неба рука-палка в развивающихся лохмотьях неожиданно крутанулась и попыталась схватить Софи. Это было пугало. Из палок и тряпья, но живое и желающее попасть в замок.
- Кальсифар! – завопила Софи. – Двигай замок быстрее!
Каменные глыбы вокруг дверного проёма заскрипели и заскрежетали. Степенно проплывающая мимо вересковая пустошь резко скакнула и понеслась. Пугало стукнулось о дверь рукой-палкой и проскребло ею вдоль стены, когда замок, увеличив скорость, стал его обгонять. Крутанувшись ещё раз, оно попыталось ухватиться за каменную кладку, с явным намерением проникнуть в замок при первой удобной возможности. Софи с силой захлопнула дверь. У неё опять мелькнула мысль, что нечего было ей как самой старшей искать на свою голову приключений. Снаружи было то самое пугало, которое она водрузила посреди изгороди, отправляясь на поиски счастья. А она ещё с ним шутки шутила! Как говорится, докаркалась: теперь оно ни с того ни с сего ожило, выследило её и даже пыталось схватить! Софи подбежала к окну посмотреть, не отстало ли от них зловещее создание. Но, как и следовало ожидать, всё, что она там увидела, это погожий денёк в Портхевене: за крышами напротив по дюжине мачт поднималась дюжина парусов, а в ясном небе кружила стая чаек.
- Вот что бывает, когда находишься в нескольких местах одновременно, - пожаловалась Софи черепу.
И вслед за этим тут же ощутила, что бывает, когда находишься в старом теле: её сердце неожиданно подскочило и замерло, а спустя мгновение заколотилось как сумасшедшее. Это было больно. Софи всю затрясло, и у неё даже мелькнула мысль, что это, наверное, конец. На подкашивающихся ногах она кое-как добралась до стула возле очага и рухнула на него, сжимая грудь и ловя ртом воздух.
- Что с тобой? – спросил Кальсифар.
- Сердце... - задыхаясь, вымолвила Софи. - Там у двери было пугало!..
- Какое отношение пугало имеет к твоему сердцу? – недоумённо спросил Кальсифар.
- Оно пыталось сюда пробраться…. Жутко меня напугало, и моё сердце… Да что тебе рассказывать, глупый молодой демон! – тяжело дыша, отмахнулась Софи. – У тебя всё равно нет сердца.
- Ошибаешься, есть, - заявил Кальсифар с той же гордостью, с какой до этого показывал руку. – Только оно находится в самом низу, под поленьями. И не называй меня молодым - я на добрый миллион лет старше тебя! Можно мне теперь притормозить замок?
- Только если пугала там больше нет, - сказала Софи. – Его больше нет?
- Точно сказать не могу, - ответил Кальсифар. – Понимаешь, оно не из плоти и крови. Я же предупреждал, что снаружи ничего толком не вижу.
Софи с трудом встала и, подтащившись к двери, с опаской её приоткрыла. Мимо галопом проносились зелёные склоны, кочки и валуны. У Софи даже голова закружилась от этой свистопляски. Она уцепилась за дверной косяк и высунулась наружу. Пугало было теперь метрах в четырёхстах позади замка. С каким-то зловещим упорством оно продолжало перескакивать с кочки на кочку, балансируя на ходу руками-палками в развивающихся лохмотьях. С каждым новым скачком оно отставало всё больше, но сдаваться, судя по всему, не собиралось. Софи захлопнула дверь.
- Оно всё ещё там, - сообщила она. – Скачет за нами. Двигай замок быстрее.
- Но это нарушит все мои расчёты, - возразил Кальсифар. – Я хотел сделать круг по холмам и к вечеру вернуться на это же место за Майклом.
- Тогда двигай его вдвое быстрее, и обогни холмы дважды. Нам нужно оторваться от этого жуткого создания! – набросилась на него Софи.
- Было бы из-за чего шум поднимать, – проворчал Кальсифар, но скорость всё-таки увеличил.
Впервые за время, проведённое в движущемся замке, Софи почувствовала, как всё вокруг задрожало. Она тяжело опустилась на стул, надеясь, что приступ больше не повторится. Ей ни в коем случае нельзя было умирать, пока она не поговорит с Мартой.
К концу дня из-за сумасшедшей скачки всё в замке ходило ходуном. Даже череп на верстаке выбивал дробь. Софи слышала, как с полки в ванной что-то плюхалось в воду, где отмокал серебристо-голубой костюм Хаула. Ей уже настолько полегчало, что она снова проковыляла к двери и выглянула наружу. Замок нёсся на всех парах, выпуская дым мощными залпами. Внизу мелькали заросли и кочки, а на расстоянии в медленном хороводе проплывали холмы. Пугало было теперь едва различимой точкой на самом дальнем склоне, а вскоре и вовсе исчезло из вида. Узнав об этом, Кальсифар с облегчением выдохнул:
- Ну наконец-то! Тогда привал – я почти выдохся.
Тряска и грохот прекратились, и Кальсифар тут же заснул так, как это делает огонь: спрятался среди раскалённых розовых дров, укрывшись белым пеплом. Сверху виднелись лишь еле заметные голубые и зелёные язычки пламени. Софи уже чувствовала себя довольно сносно. Пройдясь до ванной, она выловила из мутной жижи пузырёк и шесть насквозь промокших пакетиков. После устроенного накануне Хаулом концерта оставить их в таком виде она не решилась. Сложив свой улов на пол, Софи очень осторожно посыпала на него из свёртка, помеченного "высушивающие чары". Пакетики высохли практически мгновенно. Воодушевившись этим успехом, Софи спустила из ванной воду и повторила свой эксперимент с лежащим там костюмом. Тот тоже высох. Да, он по-прежнему был весь в зелёных пятнах и вдобавок слегка подсел, но всё равно Софи обрадовало, что хоть здесь она не напортачила. Ей стало настолько лучше, что она даже решила взяться за ужин. Сгребя всё с верстака на один край, Софи начала резать лук.
- По крайней мере, у тебя глаза не слезятся, дружок, - сказала она черепу. – Считай, повезло.
Неожиданно дверь рывком распахнулась. Софи от испуга чуть не порезалась, решив, что это снова пугало. Но это был Майкл. Он вихрем влетел в комнату и радостно бухнул на кучу пошинкованного лука пирог, буханку хлеба и круглую коробку в розово-белую полоску. Потом он обхватил Софи за тощую талию и закружил по комнате в танце.
- Всё в порядке! Всё в порядке! – радостно вопил он.
Софи приходилось то и дело подскакивать, чтобы уберечь свои бедные ноги от башмаков Майкла.
- Тише, тише! – взмолилась она, стараясь держать нож так, чтобы никого не порезать. - Что в порядке-то?
- Летти меня любит! – торжествующе выкрикнул Майкл, чуть не уведя Софи сперва в ванную, а после в очаг. – Она в жизни не видела Хаула! Это была ошибка! – и он закружил её посреди комнаты.
- Да отпусти же ты меня, наконец, пока я кого-нибудь из нас не порезала! – прокудахтала Софи. – Может всё-таки объяснишь?
- Йа-а-а-а-ху-у-у-у! – завопил Майкл и, лихо крутанув запыхавшуюся Софи, опустил её на стул.
- Вчера я пожалел, что ты его в синий не перекрасила! – признался он. – Но теперь это уже не важно. Честно говоря, когда Хаул сказал "Летти Хеттер", я был готов лично покрасить его в синий. Ты ведь слышала, каким голосом он это сказал! Я всегда знал, что он бросит ту девушку, как только она в него влюбится, но когда понял, что это моя Летти, то просто… В любом случае, ты же слышала, что он сказал про другого парня, и я подумал, что это я! Потому и рванул сегодня в Маркет Чиппинг. А там всё в порядке! Должно быть, Хаул ухлёстывает совсем за другой девушкой с тем же именем, раз Летти его никогда не видела.
- Давай-ка кое-что проясним, - потрясла головой Софи. – Мы ведь сейчас говорим о той Летти Хеттер, что работает в кондитерской у Цезари?
- Ну конечно же о ней! – радостно воскликнул Майкл. – Я полюбил её с того самого момента, как она стала там работать, и сначала даже не поверил, когда она сказала, что тоже меня любит. У неё ведь куча поклонников! Я бы не удивился, окажись Хаул в их числе. У меня такой камень с души свалился! Я принёс тебе торт от Цезари, чтобы это отпраздновать. Кстати, куда я его дел? А, вот он.
Майкл подхватил с верстака розово-белую коробку и сунул её Софи. Со дна коробки отвалилось несколько колечек лука и упало ей на колени.
- А сколько тебе лет, дитя моё? – спросила Софи.
- В прошлый Майский праздник исполнилось пятнадцать, - сообщил Майкл. – Кальсифар даже устроил фейерверк в мою честь. Помнишь, Кальсифар? А, он спит. Ты, наверное, считаешь, что нам с Летти пока рано думать о женитьбе – мне ведь ещё три года учиться, а ей и того больше - но мы уже поклялись друг другу и можем подождать.
Что ж, Майкл вполне подходил Марте по возрасту. И потом, Софи уже знала, что он хороший, надёжный парнишка, который к тому же со временем станет волшебником. Хвала небу, что сердце подсказало Марте правильное решение! Теперь, думая о прошлом Майском празднике, Софи вспомнила, что действительно видела Майкла среди той шумной толпы, осадившей прилавок рядом с Мартой. А вот Хаул в это время находился снаружи, на Маркет Сквер. Но тут ей в голову пришла ещё одна тревожная мысль:
- А ты уверен, что твоя Летти сказала о Хауле правду?
- Абсолютно, - без колебаний заявил Майкл. – Я знаю, когда она врёт. Она перестаёт вращать пальцами.
- Это точно! – воскликнула Софи, давясь смешком.
- А ты откуда знаешь? – удивился Майкл.
- Потому что она моя сестр… внучка сестры, - поправилась Софи, - и в детстве далеко не всегда была самым честным ребёнком. А сейчас она ещё так молода и, э… Одним словом, думаю, со временем она будет меняться и, возможно, через год-два может выглядеть ну… не совсем так, как сейчас.
- Так ведь и я не буду, - возразил Майкл. – Люди в нашем возрасте меняются чуть ли не каждый день. Нас это не волнует. Как бы она ни изменилась, она всё равно останется Летти.
"Ну да – образно выражаясь", - подумала Софи.
- Хорошо, предположим, Летти говорит правду, - продолжила она, - но что если Хаул представился ей ложным именем?
- Успокойся, я это учёл! – заверил Майкл. – Я описал ей Хаула – а ты должна признать, внешность у него довольно запоминающаяся – она и в самом деле никогда не видела ни его, ни его треклятую гитару. Мне даже не пришлось говорить, что он и понятия не имеет, с какого конца на ней играть. В общем, она сказала, что никогда его не видела, и всё это время продолжала вращать пальцами.
- Это обнадёживает, – вздохнула Софи, скованно откидываясь на спинку стула.
В отношении Марты это и правда обнадёживало, однако Софи знала, что единственная другая Летти Хеттер в округе - это настоящая. Если бы была какая-то ещё, то кто-нибудь непременно зашёл бы в шляпный магазин об этом посудачить. Что ж, это было вполне в духе умницы Летти не поддаться обаянию Хаула. И всё же Софи серьёзно беспокоило то, что Летти назвала ему своё настоящее имя: она могла сомневаться на его счёт, но вместе с тем он был ей настолько небезразличен, что она доверила ему такой важный секрет.
- Да будет тебе хмуриться! – засмеялся Майкл, облокачиваясь на спинку стула позади неё. – Посмотри лучше, какой торт я тебе принёс.
Возясь с коробкой, Софи отметила, что Майкл не только перестал воспринимать её как стихийное бедствие, но даже наоборот, открыто ей симпатизирует. Это было так приятно, что в порыве благодарности она решила рассказать ему всю правду о Летти, Марте и себе. В конце концов, будет справедливо, если Майкл узнает побольше о семье, с которой хочет породниться. Когда коробка открылась, внутри оказался самый восхитительный из всех тортов Цезари, покрытый взбитыми сливками, вишней и тёртым шоколадом.
- О! – восхищённо воскликнула Софи.
В этот момент деревянная ручка над дверью щёлкнула и сама собой переместилась красным вниз. На пороге возник Хаул.
- Какой потрясающий торт! – воскликнул он. - Мой любимый. Где вы его взяли?
- Я, э, я заскочил к Цезари, - промямлил Майкл.
Софи с досадой взглянула на Хаула. Похоже, все как сговорились мешать ей каждый раз, когда она собиралась рассказать про заклятие. И даже волшебник участвовал в этом сговоре.
- Определённо, ты не зря потратил время, - заключил Хаул, разглядывая торт. – Я слышал, Цезари даст фору любой кондитерской в Кингсбери. Досадное упущение с моей стороны ни разу у них не побывать. А это там, случайно, не пирог?
Волшебник подошёл к верстаку.
- Пирог, сервированный луком, и череп в качестве предупреждения, - прокомментировал он, беря череп в руки.
- Вижу, Софи опять трудилась, не жалея сил, - Хаул щелчком выбил колечко лука из пустой глазницы. – Что же ты её не унял, мой бедный Йорик?
В ответ череп неожиданно клацнул на волшебника зубами. Хаул вздрогнул и поспешил поставить его на место.
- Неприятности? – спросил Майкл. Похоже, признаки были ему знакомы.
- Они самые, - подтвердил Хаул. – Мне срочно нужно найти кого-то, кто очернит моё имя перед Королём.
- Им не понравились наши транспортные чары? – удивился Майкл.
- Да нет, как раз напротив – они в восторге. В этом-то и проблема, - ответил Хаул, машинально крутя на пальце колечко лука. – Теперь Король хочет, чтобы я ещё немного потрудился на благо общества. Кальсифар, если мы в срочном порядке чего-нибудь не придумаем, он назначит меня Придворным волшебником.
Кальсифар никак не отреагировал. Вздохнув, Хаул подошёл к очагу, где обнаружил, что огненный демон спит.
- Майкл, разбуди его, - велел он. – Мне нужно с ним посоветоваться.
Майкл подбросил в очаг дров и позвал Кальсифара. Единственной наградой его стараниям стала тоненькая струйка дыма.
- Кальсифар! – крикнул Хаул.
Ответа опять не последовало. Хаул озадачено глянул на Майкла и взял кочергу – чего на памяти Софи никогда не делал.
- Извини, Кальсифар, - произнёс он, вороша угли под нетронутыми поленьями. – Проснись!
Над очагом поднялось и повисло густое облако чёрного дыма.
- Отстань, - буркнул Кальсифар. – Я устал.
Тут Хаул встревожился не на шутку.
- Что с ним случилось? Раньше ничего подобного не было!
- Думаю, это из-за пугала, - высказалась со своего стула Софи.
Хаул крутанулся на коленях и уставился на неё своими неестественно зелёными глазами:
- Что ты натворила на этот раз?
Пока Софи рассказывала, волшебник не переставал сверлить её взглядом.
- Пугало? – переспросил он, когда та закончила. – Кальсифар согласился увеличить скорость из-за какого-то пугала? Дражайшая Софи, прошу, поведай, как тебе удаётся запугивать огненного демона до такого подобострастного состояния? Мне до ужаса интересно!
- Ничего я с ним не делала, - обиделась Софи. – Просто то существо меня напугало, и он меня пожалел.
- То существо её напугало, и он её пожалел, - машинально повторил Хаул. – Милая моя Софи, Кальсифар никогда никого не жалеет. В любом случае, надеюсь, тебе понравятся сырой лук и холодный пирог на ужин, потому что Кальсифара мы, благодаря тебе, сегодня уже не добудимся.
- Есть ещё торт, - попытался разрядить обстановку Майкл.
Во время ужина настроение у Хаула заметно улучшилось. Пирог был хорош и в холодном виде, да и лук пошёл на ура, после того как Софи отмочила его в уксусе. Торт же вообще был выше всяческих похвал. И всё-таки пока они ели, Хаул не переставал бросать тревожные взгляды на еле тлеющие поленья. К концу ужина Майкл рискнул спросить, чего, собственно, Король добивался.
- Пока ничего конкретного, - мрачно ответил Хаул. – Он прощупывал почву, расспрашивая меня о своём брате, что лично я считаю довольно зловещим признаком. Похоже, они от души разругались перед тем, как Принц Джастин хлопнул дверью, и это дало пищу слухам. Король явно хотел, чтобы я вызвался добровольцем на поиски его братца. А я как последний дурак взял и ляпнул, что не думаю, будто Волшебник Сулиман погиб, и таким образом ещё крепче затянул петлю на собственной шее.
- Почему ты так хочешь увильнуть от поисков принца? – требовательно спросила Софи. – Боишься, что не сможешь его найти?
- А грубить мы любим не меньше, чем запугивать, да? – язвительно отозвался Хаул. Он всё ещё не простил ей Кальсифара. – К твоему сведению, я не хочу в это влезать как раз потому, что смогу его найти. Джастин с Сулиманом были не разлей вода, и ссора с Королём произошла из-за того, что Джастин собирался отправится на его поиски. Он считал, что Королю вообще не надо было посылать Сулимана на Пустырь. Далее, даже тебе должно быть известно, что на Пустыре обитает некая дама, встреча с которой не сулит ничего хорошего. Она обещала поджарить меня ещё в прошлом году и послала вдогонку одно миленькое проклятье, которого я до сих пор умудряюсь избегать лишь по той причине, что у меня хватило тогда ума назваться ей ложным именем.
- Ты хочешь сказать, что завёл шашни с Ведьмой с Пустыря, а потом её бросил? – почти благоговейно произнесла Софи.
Исполненный печального благородства, Хаул отмахнул себе ещё один здоровый кусок торта:
- Я бы выразился несколько иначе. Да, признаю, какое-то время я считал, что она мне нравится. В определённом смысле она очень печальная и одинокая дама - все мужчины в Ингарии боятся её хуже чумы. Уж тебе-то должно быть хорошо знакомо каково это, милая Софи.
Софи буквально задохнулась от негодования, и Майкл поспешил между ними вклиниться:
- Может, стоит передвинуть замок – ты ведь для этого его и строил?
- Это будет зависеть от Кальсифара, - Хаул снова глянул через плечо на почти потухший очаг. – Должен сказать, при мысли о том, что Король и Ведьма вдвоём объявили на меня охоту, мне отчаянно хочется переместить наш замок на какую-нибудь одинокую неприступную скалу в тысяче миль отсюда.
Софи не трудно было догадаться, что в данный момент Майкл очень жалеет о том, что вообще раскрыл рот. Всё-таки тысяча миль достаточно внушительное расстояние от Марты.
- А как же твоя Летти Хеттер? – спросила она Хаула.
- Полагаю, к тому времени между нами всё уже будет кончено, - рассеянно бросил Хаул. – Ну как же мне всё-таки отделаться от Короля?.. Знаю! – он поднял вилку с огромным куском торта и, капая сливками, указал ею на Софи: – Ты очернишь моё имя перед Королём. Ты притворишься моей старой матерью и попросишь за своё ненаглядное чадо, - объявил он, посылая Софи неотразимую улыбку поверх куска с растекающимися сливками.
Без сомнения, это была та самая улыбка, которая до этого очаровала Ведьму с Пустыря и, возможно, Летти.
- Если ты в состоянии запугать огненного демона, то уж с Королём у тебя вообще не должно быть никаких проблем, - довольно заключил Хаул.
Софи в ступоре уставилась на сияющего волшебника. Определённо, теперь настала её очередь увиливать. Всё, она уходит. Очень жаль, что ничего не вышло с контрактом Кальсифара. Этот Хаул у неё уже в печёнках сидит. Сначала зелёная слизь, потом незаслуженные упрёки по поводу того, что Кальсифар сделал совершенно добровольно, а теперь ещё и это! Решено: завтра же она улизнёт из замка в Верхний Фолдинг, найдёт там Летти и обо всём ей расскажет.

@темы: ВВП, Howl, DWJ