Non Grata Zone
Какая мерзость! Заверните мне пять штук. (с)
Глава четвёртая,
в которой Софи обнаруживает несколько странных вещей


Софи проснулась от того, что прямо ей в лицо светило солнце. Прошлой ночью она не заметила в замке никаких окон, и первой её мыслью было, что она просто заснула, отделывая шляпы, и всё случившееся ей приснилось. В очаге лежал серый пепел, в котором тлели розовые угли. Глядя на них, Софи окончательно уверилась в том, что огненный демон был лишь игрой её воображения. К сожалению, списать всё остальное на богатую фантазию не вышло: едва она шевельнулась, как её тело тут же напомнило о своём почтенном возрасте громким хрустом.
- Ох, - простонала Софи, – как же у меня всё затекло!
Сказавший это голос прозвучал, как из треснутого тромбона. Софи поднесла к лицу узловатые пальцы и почувствовала под ними морщины. И тут она поняла, что весь вчерашний день находилась в каком-то отрешённом состоянии - сейчас она была в бешенстве из-за того, что сделала с ней Ведьма, - в диком, абсолютном бешенстве.
- И что она о себе возомнила?! Заходит в магазины и превращает людей в стариков! – яростно прорычала она. – Ну попадись мне только!
Проснувшаяся злость придала ей сил, и она вскочила со стула, не обращая внимания на целый залп щелчков и хрустов. Увидев над верстаком окно, она проковыляла к нему и с изумлением обнаружила, что смотрит на портовый город: покатая немощёная улица со скромными домиками по обеим сторонам, концы мачт, выглядывающие из-за крыш, - и за всем этим бликующая на солнце морская гладь. Софи впервые в жизни видела настоящее море.
- Это куда же меня занесло? – рассеяно спросила она стоящий на верстаке череп, но тут же добавила, вспомнив, что замок принадлежит волшебнику: – Я не жду, что ты ответишь, дружок.
Она развернулась и внимательно оглядела небольшую комнату с тяжёлыми чёрными балками. При свете дня здесь было невероятно грязно: каменный пол покрывали какие-то пятна и сальные отпечатки, в очаге высились целые горы золы, а с балок пыльными гроздьями свисала паутина. На черепе тоже покоился толстый слой пыли. Софи машинально стёрла его, направляясь к раковине рядом с верстаком. При виде каких-то серо-розовых сгустков на стенках и капающей из крана белой слизи, она содрогнулась. Судя по всему, Хаула не волновало, в каких жутких условиях приходится жить его слугам.
Остальная часть замка, должно быть, находилась за одной из четырёх чёрных дверей, что были в комнате. Софи подошла к самой ближней, в стене за верстаком, и открыла её. За дверью оказалась большая ванная. В каком-то отношении она сделала бы честь любому дворцу: далеко не каждый мог позволить себе такую роскошь, как встроенный туалет, душ, огромную ванну с гнутыми ножками и зеркала на всех стенах. Но в то же время здесь было даже грязнее, чем в комнате. Софи брезгливо сморщилась при виде туалета, передёрнулась от цвета ванной и шарахнулась от непонятного зелёного сорняка, пустившего корни в душевой. Что до зеркал, то полюбоваться в них на своё сморщенное отражение она не смогла, даже если бы захотела: вся их поверхность была в каких-то брызгах и в подтёках неясного происхождения. Не менее загадочным было содержимое широкой вместительной полки над ванной. На ней теснились какие-то банки, коробочки, пузырьки, тюбики и бесчисленное количество замусоленных коричневых свёртков и пакетиков. На самой большой банке кривыми буквами было нацарапано: "ВЫСУШИВАЮЩИЕ ЧАРЫ". Софи сомневалась, что в банке именно чары, но проверять не стала, и вместо этого выбрала наугад один из пакетиков. Разглядев на нём грубо накарябанное "КОЖА", она поспешно сунула его обратно. Следующей ей попалась банка, где тем же образцовым почерком было выведено "ГЛАЗА", а на тюбике рядом красовалось "ДЛЯ ГНИЕНИЯ".
- Похоже, этим тут вовсю пользуются, - пробормотала Софи, с содроганием заглядывая в раковину.
Она повернула зеленовато-голубую ручку, вероятно бывшую когда-то медной, и в раковину побежала вода, частично смывая то, что в ней "сгноили". Стараясь не касаться раковины, Софи сполоснула руки и лицо. Использовать "высушивающие чары" она не рискнула и вытерла руки о юбку. Выйдя из ванной, она направилась к следующей двери, за которой обнаружила ряд ветхих деревянных ступенек, уходящих наверх. Услышав, как там кто-то ходит, она поспешно захлопнула дверь – вероятно, та вела на чердак. К этому времени Софи уже расходилась и двигалась вполне свободно – похоже, вчера она не ошиблась, посчитав себя крепкой старушкой.
За третьей по счёту дверью скрывался тесный задний дворик, окружённый высокой кирпичной стеной, возле которой сложили большую поленницу. Оставшееся место было завалено каким-то металлоломом, колёсами, вёдрами, листами железа, проволокой и прочим хламом, грозящим перевалить за край стены. А сразу за стеной начиналось небо – и никаких следов остальной части замка. Софи предположила, что это та самая сторона, до которой ей не дал добраться прошлой ночью невидимый барьер. Сбитая с толку, она закрыла дверь. До сих пор всё увиденное здесь мало походило на настоящий замок.
За четвёртой дверью оказался чулан с двумя отличными, но очень пыльными бархатными плащами, висящими на метлах. Софи закрыла его и остановилась в задумчивости. Единственная дверь, которую она ещё не открывала, находилась рядом с окном, и через неё Софи вошла сюда прошлой ночью. Доковыляв до двери, она осторожно высунулась наружу.
Порыв ветра подхватил, раздувая, её седые жидкие волосы. Мимо, под грохот и скрежет движущегося замка, медленно проплывали холмы, а под крыльцом скользил вереск. Софи закрыла дверь и снова подошла к окну. Там по-прежнему находился портовый город, и была видно, что это не картина. В доме напротив какая-то женщина, открыв дверь, выметала на улицу мусор. Над крышами резкими рывками поднимался по мачте серый парус, а вспугнутая им стая морских чаек нарезала круги над искрящимися волнами.
- Что-то я совсем запуталась, - растерянно обернулась Софи к черепу.
Тут она заметила, что огонь в очаге почти погас, и подложила в него дров, сгребя заодно часть золы в сторону. Между занявшихся поленьев показались кудрявые зелёные язычки, из которых вдруг резко выросло длинное голубое лицо с развевающимися зелёными волосами.
- Доброе утро, - поприветствовал Софи демон. – Не забудь про наш уговор.
Выходит, всё, что, как она надеялась, ей приснилось, произошло на самом деле. Заплакать было теперь для Софи не так-то просто, и она в этом убедилась, когда села на стул и уставилась на медленно расплывающееся лицо демона. Она даже не услышала, как вниз спустился Майкл, и заметила его, только когда тот встал рядом с ней, смущённый и немного раздосадованный.
- Вы всё ещё здесь, - вздохнул он. – Что-то случилось?
Софи всхлипнула.
- Я старая… - начала она, но дальше не смогла произнести про своё заклятие ни слова: в точности, как пообещала ей Ведьма и верно угадал огненный демон.
- Ну, с нами со всеми это когда-нибудь случится, - ободряюще пообещал ей Майкл. – Завтракать будете?
Софи ещё раз убедилась, что для старушки она в отличной форме, так как после вчерашнего хлеба с сыром успела здорово проголодаться:
- Да! – не колеблясь, ответила Софи и, увидев, что Майкл направился к кладовке в стене, тоже вскочила и с интересом заглянула ему через плечо.
- Боюсь, у нас только хлеб и сыр, - сдержанно произнёс Майкл.
- Но вон же стоит целая корзина яиц! – возмутилась Софи. – А там разве не бекон? Да и чего-нибудь горяченького тоже не помешает. Где у тебя чайник?
- Нет у меня никакого чайника, - ответил Майкл. – Хаул единственный, кто может здесь готовить.
- Я тоже могу готовить, - возразила Софи. – Сними-ка с крюка вон ту сковородку и сам увидишь.
И не обращая внимания на слабые протесты Майкла, она потянулась к большой чугунной сковородке на стене.
- Вы не понимаете, - всполошился Майкл. – Это не обычный огонь, это Кальсифар, огненный демон. И он не позволит на себе готовить никому, кроме Хаула.
Софи обернулась и внимательно посмотрела на огненного демона. В ответ тот ехидно колыхнулся.
- Я отказываюсь, чтобы меня эксплуатировали, - заявил он.
- Ты хочешь сказать, - снова повернулась к Майклу Софи, - что тебе приходится сидеть без горячего каждый раз, когда здесь нет Хаула?
Майкл смущённо кивнул.
- В таком случае это тебя здесь эксплуатируют! – заявила Софи. – Дай-ка сюда, - она выдернула у Майкла сковородку, сунула в неё бекон и, прихватив свободной рукой корзину с яйцами, решительно прошагала к очагу.
- Послушай-ка, Кальсифар, - сказала она, - давай не будем ссориться. Наклоняй голову.
- Ты не можешь меня заставить! – с вызовом протрещал огненный демон.
- Ошибаешься, ещё как могу! – гаркнула Софи.
Этот рык был хорошо знаком Марте и Летти и нередко останавливал их даже в самый разгар драки.
- Если ты этого не сделаешь, - продолжила Софи, - я вылью на тебя воду. Или достану щипцы и выну оба твоих полена, - добавила она и опустилась на своих негнущихся коленях рядом с очагом, где прошептала: - А ещё я могу позабыть про наш уговор или рассказать о нём Хаулу… А?
- О, проклятье! – выплюнул Кальсифар. – И зачем ты только позволил ей войти, Майкл?
И огненный демон сердито наклонил своё голубое лицо вниз, так что на поленьях остался танцевать только круг из зелёных язычков.
- Спасибо, - поблагодарила его Софи и быстро бухнула на зелёный круг тяжёлую сковородку, пока Кальсифар не передумал и снова не поднялся.
- Надеюсь, твой бекон сгорит, - приглушённо пожелал Кальсифар из-под сковородки.
Поверхность сразу же нагрелась, и Софи шлёпнула на неё куски бекона. Тот зашкворчал и, чтобы удержать горячую сковородку, Софи пришлось обернуть руку краем юбки. Из-за громкого шкворчания она не услышала, как открылась входная дверь.
- Не валяй дурака, - предупредила она Кальсифара, - и не двигайся. Сейчас я разобью яйца.
- О, привет, Хаул, - беспомощно произнёс Майкл.
Услышав это, Софи поспешно обернулась и буквально приросла к месту: возле двери стоял тот самый высокий юноша в вычурном голубом с серебром костюме. Он как раз наклонился, чтобы поставить в угол свою гитару, и замер, увидев Софи. Юноша провёл рукой по волосам, откидывая их назад с неестественно зелёных глаз, и с любопытством уставился в ответ. На его красивом худощавом лице отразилось замешательство.
- Ты откуда взялась? – спросил он. – И где я раньше тебя видел?
- Вы меня совершено не знаете, - уверенно солгала Софи.
В конце концов, Хаул видел её только раз и достаточно давно для того чтобы назвать мышкой, так что врать особенно не пришлось. Вероятно, Софи сейчас полагалось горячо благодарить свою счастливую звезду за то, что при той их встрече она осталась целой и невредимой, но в голове у неё вместо этого крутилось: "Боже мой! Да этому Волшебнику Хаулу и тридцати нет! Он же просто ребёнок, несмотря на всю свою злобность!"
"Да, вот же меняет людей старость", - подумала Софи, уже спокойно переворачивая бекон. И потом, она бы скорее умерла, чем позволила этому разодетому мальчишке узнать, что была той самой девочкой, которую он пожалел на Майском празднике. Сердца и души тут совершенно ни при чём. Хаул не должен узнать и точка.
- Она говорит, её зовут Софи, - доложил Майкл. – Пришла вчера вечером.
- Как ей удалось заставить Кальсифара нагнуть голову? – спросил Хаул.
- Она меня запугала! – жалобно проныл Кальсифар из-под скворчащей сковородки.
- Не многие на это способны, - задумчиво произнёс Хаул.
Сунув гитару в угол, он подошёл к очагу. Запах гиацинтов смешался с беконом, когда волшебник решительно отодвинул Софи в сторону.
- Кальсифар не любит, когда на нём готовит кто-то кроме меня, - сказал он, опускаясь перед очагом на колени и оборачивая руку одним из своих длинных рукавов, чтобы удержать сковородку. – Передай, пожалуйста, ещё два куска бекона и шесть яиц и скажи, зачем ты пришла.
Передавая яйцо за яйцом, Софи зачаровано уставилась на голубой драгоценный камень, покачивающийся на конце длинной серьги Хаула.
- Зачем я пришла, молодой человек? – переспросила она. После увиденного в замке ответ был очевидным: - Я пришла, потому что я ваша новая домработница, разумеется.
- В самом деле? – спросил Хаул, разбивая яйца одной рукой и швыряя скорлупу в очаг, где её с урчанием и треском поедал Кальсифар. – И кто может это подтвердить?
- Я сама, - ответила Софи и добавила с напускным благочестием: – Я в состоянии очистить это место от грязи, даже если не в состоянии очистить вас от вашей злобности, молодой человек.
- Хаул не злобный, - подал голос Майкл.
- Нет, злобный, - возразил Хаул. – Особенно здесь и сейчас, Майкл.
Хаул вздёрнул подбородок и посмотрел на Софи:
- Раз уж ты так хочешь быть полезной, моя милая, найди какие-нибудь ножи и вилки и освободи место на верстаке.
Софи, конечно, не рассчитывала, что при виде её волшебник безумно обрадуется, но, по крайней мере, он мог бы разрешить ей остаться после завтрака. Между тем Майкл уже вытащил высокие табуретки и достал из выдвижного ящика столовые приборы. Софи сунулась было помочь ему очистить на верстаке место, но Майкл и сам замечательно справлялся, спокойно сдвигая всё в одну кучу. Поскольку её помощь здесь не требовалось, она прошаркала к своей трости и демонстративно поставила её в чулан. Хаул никак на это не отреагировал, и Софи решила сделать второй заход:
- Вы можете нанять меня с испытательным сроком в месяц, - сказала она.
Волшебник Хаул ответил только:
- Тарелки, пожалуйста, Майкл, - и встал с колен, держа перед собой дымящуюся сковородку.
Получив свободу, Кальсифар с радостным рёвом подпрыгнул на поленьях и взвился до самого потолка. Софи решила предпринять ещё одну попытку связать волшебника обещанием.
- Раз уж я буду убираться здесь весь следующий месяц, - сказала она, - то мне хотелось бы знать, где весь остальной замок – до сих пор я видела только ванную и эту комнату.
К её удивлению, и Майкл, и Хаул разразились хохотом. Выяснить причину их веселья Софи удалось лишь к концу завтрака. Похоже, из Хаула было сложно выудить не только обещание, но даже обычный ответ на вопрос. Поэтому Софи оставила его в покое и вместо этого насела на Майкла.
- Скажи ей, - не выдержал Хаул. – Тогда она отстанет.
- Нет никакого остального замка, кроме того, что вы уже видели, и ещё двух комнат наверху, - ответил Майкл.
- Как так? – изумилась Софи.
Хаул и Майкл снова рассмеялись.
- Этот замок сделали Хаул и Кальсифар, - пояснил Майкл. - То, что внутри, на самом деле старый дом Хаула в Портхевене, который, в общем-то, и является единственной настоящей частью замка.
- Но ведь Портхевен находится у моря, за много миль от Маркет Чиппинга! – воскликнула Софи и добавила: – Знаете, это просто свинство с вашей стороны! Для чего вам в таком случае понадобилось гонять этот огромный уродливый замок по окрестностям Маркет Чиппинга и пугать всех до полусмерти?
Хаул пожал плечами:
- До чего ж ты резкая старушка! Просто сейчас моя карьера как раз в той стадии, когда нужно поражать всех своей силой и злобностью. Я не могу допустить, чтобы Король считал меня добряком. И потом, в прошлом году я оскорбил кое-кого очень могущественного, и теперь мне лучше держаться подальше.
Способ Хаула держаться подальше показался Софи, мягко говоря, немного странным, но кто знает этих волшебников – может, у них так принято.
Вскоре оказалось, что сюрпризы замка на этом не заканчивались. Как только они позавтракали и Майкл свалил тарелки в склизкую раковину возле верстака, в дверь громко постучали. Кальсифар тут же вспыхнул:
- Дверь в Кингсбери!
Хаул, направившийся было в ванную, при этих словах резко развернулся и пошёл к двери. В перемычку над ней была встроена квадратная деревянная ручка, с разноцветными мазками краски на каждой из четырёх сторон. Внизу находился зелёный. Хаул повернул ручку и на его месте оказался красный, после чего волшебник открыл дверь. Снаружи ждал какой-то важный господин в строгом белом парике и широкополой шляпе. Одет он был в алый, пурпурный и золотой, а в руке держал маленький жезл, весь обвитый лентами и от того похожий на игрушечный майский шест. Человек поклонился, и порыв ветра внёс в комнату аромат гвоздики и цветущего апельсина.
- Его Величество Король выражает свою благодарность и шлёт плату за две тысячи пар семимильных сапог, - доложил человек.
В дверном проёме Софи успела разглядеть ждущую на улице карету, за которой виднелись дома с цветной резьбой, башни, шпили и купола такой красоты, что просто дух захватывало. К сожалению, человеку потребовалось очень мало времени, чтобы передать шёлковый увесистый кошелёк, а Хаулу взять его, поклониться и закрыть дверь. Сразу после этого волшебник повернул ручку обратно зелёным пятном вниз и убрал звякнувший кошелёк в карман. Софи заметила, как Майкл проводил кошелёк обеспокоенным взглядом. А Хаул уже направился в ванную, крикнув на ходу:
- Подай горячую воду, Кальсифар! – и пропал на долгое, долгое время.
Софи больше не могла сдерживать своё любопытство.
- А кто это был там за дверью? – спросила она Майкла. – Или, может, правильнее сказать, где это было?
- Эта дверь выходит на Кингсбери, где живёт Король. Я думаю, тот человек был от Канцлера, - ответил Майкл и с тревогой добавил, поворачиваясь к Кальсифару: - Зря он отдал Хаулу все деньги.
- Так Хаул позволит мне остаться? – снова спросила Софи.
- Если и да, то вслух это не признает, - ответил Майкл. – Он терпеть не может что-то обещать.

@темы: ВВП, Howl, DWJ