14:52 

Howl's Moving Castle

Non Grata Zone
Какая мерзость! Заверните мне пять штук. (с)
Глава вторая,
в которой Софи отправляется искать счастья


- Что? – Софи в недоумении уставилась на сидящую перед ней девушку. У той были тёмные волосы Летти и голубые глаза Летти, а также уже не новое голубое платье Летти - цвет, который ей всегда шёл - одним словом, перед ней была Летти.
- Я Марта, - повторила Летти. – Кого ты поймала, когда она вспарывала шёлковую подкладку в ящиках Летти? Лично я никогда ей этого не рассказывала. А ты?
- Нет, - потрясённо выдохнула Софи. Теперь она и сама видела, что перед ней Марта: и эта её манера наклонять голову вбок, и привычка, сцепив руки под коленями, вращать большими пальцами.
- Я очень боялась, что ты придёшь навестить меня, - призналась Марта, - потому что знала, что тебе-то мне придётся рассказать всё. У меня сейчас будто камень с души свалился. Обещай, что никому не расскажешь. Я знаю, ты не расскажешь, если пообещаешь - ты слишком честная.
- Обещаю, - машинально кивнула Софи. – Но зачем ты это сделала? И как?
- Мы это вместе с Летти провернули, - сказала Марта, вращая пальцами, - потому что Летти хотела учиться магии, а я нет. У Летти светлая голова, и ей нужно такое будущее, в котором она сможет ею воспользоваться. А попробуй скажи это матери! Она слишком завидует Летти, чтобы признать, что у той вообще есть мозги!
Софи с трудом верилось, что Фанни может вести себя подобным образом, но спорить с Мартой она не стала.
- Но как же теперь ты будешь… - она не закончила и растеряно взглянула на Марту.
- Ты давай, ешь пирожное, оно вкусное, - посоветовала Марта. – Знаешь, я ведь тоже не рохля: мне потребовалось всего две недели у миссис Фейрфакс, чтобы найти то заклинание, которым мы сейчас пользуемся. Я вставала по ночам и тайком рылась в её книгах. Найти там то, что нужно, оказалось не сложно. Потом я спросила миссис Фейрфакс, можно ли мне навестить родных, и она разрешила. Она просто душка. Подумала, что я соскучилась по дому. И вот я взяла заклинание и приехала сюда, а обратно к миссис Фейрфакс отправилась Летти, притворившись мною. Труднее всего было первую неделю, когда я ещё не знала всего того, что знала Летти. Это был какой-то кошмар. Но потом я обнаружила, что всем здесь нравлюсь – так и бывает, если люди тебе тоже нравятся, – а дальше всё пошло как по маслу. А раз миссис Фейрфакс не выставила Летти, то думаю, и она справилась не хуже.
Софи машинально жевала пирожное, даже не чувствуя вкуса.
- Но почему ты захотела это сделать?
Марта качнулась на табурете и лицо Летти расплылось в широкой улыбке, а пальцы завращались с такой скоростью, что превратились в один счастливый розовый шар.
- Я хочу выйти замуж и иметь десять детей, - объявила она.
- Но ты ещё слишком мала для этого! – испугалась Софи.
- Пока ещё да, - согласилась Марта. – Но как ты и сама понимаешь, мне не стоит слишком затягивать, если я хочу успеть родить всех десятерых. А это заклинание даёт мне время, чтобы подождать и убедиться, будет ли человек, за которого я выйду замуж, любить меня такой, какая я есть. Видишь ли, скоро эти чары начнут рассеиваться, и я постепенно превращусь в саму себя.
Софи была так поражена, что доела пирожное, даже не разобрав толком, с чем оно было.
- А почему именно десять? – беспомощно спросила она.
- Потому что это именно столько, сколько я хочу, - заявила Марта.
- Но ты никогда мне об этом не говорила!
- А смысл? – пожала плечами Марта. - Ты была слишком занята, помогая матери устраивать моё блестящее будущее. Но я тебя не виню: ты ведь думала, что мать хотела, как лучше. Я тоже так думала, пока не умер отец, и я не увидела, что она просто пытается от нас отделаться. Летти специально отправили туда, где парни косяками ходят, чтобы она поскорее выскочила замуж, а меня отослали в такую глушь, что и не доберёшься! Помню, я тогда так разозлилась, что подумала, а почему бы и нет? Летти тоже была в ярости. Вот мы с ней и договорились поменяться. Теперь у нас обеих всё прекрасно. Чего не скажешь о тебе: ты не заслуживаешь прозябать до конца жизни в шляпном магазине. Мы с Летти это уже обсуждали, но так ничего и не придумали.
- Но у меня всё в порядке, - возразила Софи. – Просто бывает скучновато.
- В порядке?! – подпрыгнула Марта. – Вижу я, как у тебя всё в порядке! Сначала ты вообще пропала на несколько месяцев, а потом неожиданно появляешься в этом жутком сером платье и шали, и ведёшь себя так, будто даже меня боишься! Да что там мать с тобой сделала?!
- Ничего, - промямлила Софи, чувствуя себя очень неуютно. – Просто у нас было очень много работы. Тебе не следует так говорить о Фанни, Марта. В конце концов, она твоя мать.
- Да, и у нас с ней достаточно общего, чтобы я не заблуждалась на её счёт, - огрызнулась Марта. – Вот почему она отправила меня куда подальше, ну или, по крайней мере, попыталась. Матери известно, что если хочешь кого-то эксплуатировать, совсем не обязательно становиться для этого стервой. Она знает, какая ты послушная, а также в курсе твоего пунктика насчёт фатального невезения только из-за того, что ты самая старшая. Она изучила тебя вдоль и поперёк и теперь заставляет на неё батрачить. Могу поспорить, она тебе даже не платит.
- Но я пока только прохожу обучение, - возразила Софи.
- Я тоже, но в отличие от тебя получаю за это деньги. И Цезари знают, что я стою каждой заплаченной монетки, - заявила Марта. – В последнее время ваш шляпный магазин огрёб кучу денег, и всё только благодаря тебе! Ведь это ты сделала ту зелёную шляпку, в которой жена Мэра выглядит, как девочка?
- Изумрудно-зелёная. Я её отделывала, - кивнула Софи.
- А капор, который был на Джейн Фарриер, когда она встретила того вельможу, - с воодушевлением продолжала Марта. – Да ты просто гений в швейном деле, и матери это прекрасно известно! Ты сама подписала себе приговор, когда сшила Летти то платье к Майскому празднику. И вот теперь ты вкалываешь, пока она разъезжает по городу…
- Она ездит по делам, - возразила Софи.
- По делам! – закатила глаза Марта, не переставая вращать пальцами. – Все дела занимают у неё пол-утра от силы. Софи, я своими глазами видела её и слышала разговоры. Она разъезжает с визитами в дорогом экипаже и новых платьях на заработанные тобой деньги. Говорят, она собирается купить тот большой кусок земли в Вейл Энде и поселиться там в роскоши. А с чем останешься ты?
- Ну, Фанни вполне заслужила пожить в своё удовольствие после того, как потратила столько сил, вырастив нас троих, - пожала плечами Софи. – А мне со временем достанется магазин.
- Вот счастье-то! – усмехнулась Марта. – Послушай…
Но в этот момент два пустых лотка для пирожных в другом конце комнаты отодвинулись, и в образовавшемся проёме возникла голова одного из подмастерьев.
- Мне показалось, я слышал твой голос, Летти, - сказал он, широко улыбаясь и явно заигрывая. – Свежую выпечку только что вынули. Передай им там, – и присыпанная мукой кудрявая голова исчезла.
Софи паренёк показался довольно милым. Ей ужасно захотелось спросить, был ли он тем самым, за кого Марта собирается замуж, но она не успела. Марта поспешно вскочила, продолжая тараторить:
- Надо позвать остальных, чтобы перенести всё отсюда в магазин. Помоги-ка мне с этим, - она достала со стеллажа ближайший лоток с пирожными, и Софи помогла ей взвалить его на спину, придерживая за один конец. – Тебе надо что-то с собой делать, Софи, - пропыхтела Марта, пока они шли к двери в ревущий магазин. – Летти всегда говорила, что не знает, сколько бы ты продержалась, если бы нас не было рядом, чтобы внушить тебе хоть немного самоуважения. И она не зря беспокоилась.
В магазине миссис Цезари мощными руками подхватила у них лоток и крикнула другим подмастерьям принести оставшиеся. Те бросились в кладовую. Софи прокричала что-то сестре на прощанье и, протолкавшись к выходу, выскочила наружу. Ей казалось неправильным продолжать отнимать у Марты время. Кроме того, Софи хотелось побыть одной и подумать. Всю обратную дорогу она бежала. На поле возле реки, где сейчас проходила ярмарка, начали запускать фейерверк - не иначе, соревнуясь с голубыми залпами из замка Хаула. Софи чувствовала себя самым забитым существом в мире.
Всю следующую неделю она размышляла над тем, что узнала от Марты, но в итоге только запуталась ещё больше, и настроение у неё окончательно испортилось. Оказывается, до сих пор она неверно истолковывала всё, что происходило вокруг, не говоря уже о том, что Летти и Марта неожиданно предстали перед ней в совершенно новом свете. И всё же, несмотря ни на что, Софи не могла поверить тому, что Марта наговорила про Фанни. Времени на размышления у неё теперь было предостаточно, поскольку Бесси готовилась к свадьбе, и большую часть времени Софи проводила в магазине одна. К слову, Фанни и правда появлялась там очень редко – может, разъезжала по делам, а может, просто разъезжала. В целом, после Майского праздника торговля шла ни шатко ни валко. Спустя три дня Софи набралась смелости и спросила у Фанни:
- А разве я не должна получать зарплату?
- Ну конечно, душенька, ведь ты столько работаешь! – ласково похвалила её Фанни, надевая перед зеркалом украшенную розами шляпку. – Сегодня же вечером мы с тобой это уладим, как только я разберусь со счетами.
Потом она ушла и вернулась, когда Софи уже закрыла магазин и отправилась домой доделывать оставшиеся шляпки. Поначалу Софи было очень стыдно из-за того, что она пошла на поводу у Марты, но когда Фанни не упомянула о зарплате ни в тот вечер, ни в последующие, Софи стала подозревать, что Марта не так уж и ошибалась.
- Может, меня и в самом деле эксплуатируют, - поделилась она со шляпкой, отделанной красным шёлком, - но кто-то же должен работать, иначе нам нечего будет продавать.
Она прикрепила к шляпке гроздь восковых вишен и, отложив её, принялась за стильную чёрно-белую. И тут ей в голову пришла интересная мысль.
- А не всё ли равно, будет нам что продавать или нет? – с вызовом спросила она шляпку. Оглянувшись по сторонам, Софи собрала все шляпы в одну кучу: и уже готовые, и те, что ещё только ждали своей очереди.
- Ну, и какой от вас толк? – осведомилась она. – Мне-то уж точно ни на грош.
В этот момент Софи была на волосок от того, чтобы всё бросить и отправиться искать счастья, но потом опять вспомнила, что она самая старшая, а значит всё бесполезно. Она тяжело вздохнула и начала расставлять шляпы обратно по местам.
На следующее утро настроение у Софи не улучшилось. Она была одна за прилавком, когда в магазин влетела не слишком привлекательная молодая особа, раскручивая за ленты коричневый капор наподобие пращи.
- Полюбуйтесь на это! – взвизгнула покупательница. – Вы сказали мне, что это точно такой же капор, какой был на Джейн Фарриер, когда она встретила графа. И вы наврали! Ничего подобного со мной не случилось!
- Ничего удивительного, - вспылила Софи до того, как успела взять себя в руки. – Если вы настолько глупы, чтобы носить этот капор с таким лицом, то вряд ли бы вам хватило ума заметить даже Короля, приползи он к вам на коленях. Разумеется, это при том условии, что он не превратился бы в камень от одного взгляда на вас.
На подобный ответ покупательница явно не рассчитывала. Пару секунд она свирепо буравила взглядом стоящую перед ней Софи, а затем швырнула капор ей в лицо и выскочила из магазина как ошпаренная. Стараясь успокоиться, Софи подняла капор и, аккуратно сложив, пропихнула в корзину для мусора. Правило гласило: "Потерял терпение – потерял клиента". Она только что подтвердила это правило, и её слегка беспокоило, с каким удовольствием она это сделала.
Не успела Софи прийти в себя, как за окном раздался цокот копыт, и перед магазином остановилась чья-то карета. Колокольчик над входом звякнул, и в помещение вплыла самая величественная дама, которую Софи когда-либо видела. С локтей её свисало соболье манто, а плотное чёрное платье было усыпано искрящимися бриллиантами. Но в первую очередь внимание Софи привлекла широкополая шляпа с настоящим страусиным пером. Перо было так причудливо окрашено, что переливалось в мерцающих бриллиантах то розовым, то зелёным, то голубым - и при всём при этом как-то умудрялось оставаться чёрным. Это была очень богатая шляпа. Что до внешности самой дамы, то искусно наложенный макияж делал её лицо безупречным, а каштановые волосы придавали ему моложавый вид. И всё же… Но тут внимание Софи переключилось на молодого человека с невыразительным лицом и рыжеватыми волосами, вошедшего вслед за дамой. Он был достаточно хорошо одет, но бледен и очевидно чем-то расстроен. Человек уставился на Софи с мольбой и ужасом одновременно. Он был явно моложе дамы. Его странное поведение озадачило Софи.
- Мисс Хеттер? – спросила дама мелодичным голосом, в котором, однако, отчётливо слышались властные нотки.
- Да, - подтвердила Софи.
Почему-то этот ответ расстроил молодого человека ещё больше. Может, дама была его матерью?
- Я слышала, вы продаёте поистине божественные шляпы, - произнесла дама. – Покажите.
Софи молча вышла и принесла шляпы. Сказать что-либо в этот раз она не решилась, опасаясь, что снова сорвётся. Софи прекрасно понимала, что ни одна из их шляп не соответствует уровню этой дамы. К тому же ей было не по себе от того, как пристально следил за ней молодой человек. Софи решила, чем скорее дама поймёт, что ни одна из шляп ей не подходит, тем быстрее эта подозрительная пара уберётся. Следуя совету Фанни, она сначала предложила те, которые вообще не подходили. Дама небрежно отвергла их одну за другой. "Очаровашка", - процедила она, глянув на розовый капор. "Молодость", – презрительно бросила изумрудно-зелёной шляпке. Той, что была с вуалью и блёстками, она фыркнула: "Таинственный шарм. Как банально. Что у вас есть ещё?" Софи достала стильную чёрно-белую шляпку, пожалуй, единственную, которая хоть как-то могла заинтересовать богатую покупательницу.
- Эта вообще никуда не годится, - брезгливо скривилась дама. - Вы тратите моё время, мисс Хеттер.
- Только по той причине, что вы пришли сюда и попросили показать вам шляпы, - резко ответила Софи. – Это всего лишь маленький магазин в маленьком городке, мадам. Зачем вы вообще…
За спиной дамы человек испуганно вздрогнул и стал подавать Софи какие-то знаки, словно пытаясь о чём-то её предупредить.
- …взяли на себя труд зайти? – закончила Софи, силясь понять, что тут вообще происходит.
- Лишний труд меня не пугает, когда кто-то пытается перейти дорогу Ведьме с Пустыря, - спокойно ответила дама. – Я наслышана о вас, мисс Хеттер, и, признаться, ни ваше негативное отношение, ни жалкие попытки соперничать меня не волнуют. Я просто решила положить этому конец. Вот так, - и она сделала жест, как будто швырнула в лицо Софи что-то невидимое.
- Вы хотите сказать, что вы - Ведьма с Пустыря? - от страха и изумления голос Софи прозвучал как-то странно.
- Именно, - подтвердила дама. – И пусть это отучит тебя совать нос в мои дела.
- Но я вовсе не… Здесь, должно быть, какая-то ошибка, - севшим голосом возразила Софи.
Теперь молодой человек смотрел на неё с ужасом, о причине которого ей оставалось только догадываться.
- Никакой ошибки, мисс Хеттер, - отозвалась Ведьма. – Идём, Гастон.
Она развернулась и величественно поплыла к выходу. Пока молодой человек поспешно открывал перед ней дверь, она снова обернулась к Софи.
- Да, кстати, ты никому не сможешь рассказать, что заколдована, - бросила она на прощанье.
Когда дверь за Ведьмой закрылась, колокольчик над входной дверью отозвался в ушах Софи похоронным звоном. Она поднесла руки к лицу, пытаясь понять, на что это с таким ужасом смотрел молодой человек. Прикоснувшись, она почувствовала мягкие кожаные морщинки. Она поспешно отдёрнула руки - те тоже были в морщинах, высохшие, с крупными венами на тыльной стороне и огромными выпирающими костяшками. Софи приподняла подол серой юбки и увидела тощие дряхлые лодыжки с выпирающими из башмаков большими шишками. Это были ноги кого-то под девяносто, и они казались вполне реальными. Софи двинулась к зеркалу, обнаружив по дороге, что ей приходится ковылять. Лицо в зеркале было достаточно спокойным, потому что отражало именно то, что Софи и ожидала. Это было лицо измождённой старухи, высохшее и коричневатое, в обрамлении клочков седых волос. Её собственные глаза, жёлтые и водянистые, трагично уставились на неё из зеркала.
- Ничего, старушка, - обратилась она к отражению. – Ты выглядишь вполне здоровой. И потом, сейчас ты гораздо больше похожа на саму себя.
Удивительно, но Софи довольно спокойно отнеслась к тому, что произошло. Всё вдруг стало каким-то далёким и отстранённым. Она даже не особенно злилась на Ведьму с Пустыря.
- Разумеется, я поквитаюсь с ней, как только представится возможность, - пообещала она себе, - но с другой стороны, раз уж Летти и Марта как-то справляются, то чем я хуже? В любом случае, оставаться здесь нельзя - Фанни хватит удар, если она меня увидит. Давай-ка посмотрим… Это серое платье вполне сгодится, но нужно ещё взять мою шаль и что-нибудь в дорогу.
Согнувшись, Софи медленно доковыляла до двери магазина и аккуратно повесила табличку "ЗАКРЫТО". Несмотря на то, что когда она двигалась, её суставы громко хрустели, в остальном она, кажется, была довольно крепкой старушкой - ни слабости, ни следов какой-нибудь серьёзной болезни - просто её тело всё затекло и теперь ныло. Укрыв, как это делают старые женщины, голову и плечи шалью, она прошаркала в дом, где взяла свой кошелёк с несколькими монетами и немного хлеба с сыром. Выйдя на улицу, Софи спрятала ключ в обычное место и заковыляла по мостовой, удивляясь про себя, как спокойно она ко всему отнеслась. Поначалу она собиралась зайти попрощаться с Мартой, но когда подумала, что та может её не узнать, решила уйти так, а потом написать обеим сёстрам. Пройдя поле, где недавно устраивалась Ярмарка, Софи перешла мост и заковыляла по тропинке.
Стоял погожий весенний день. Вдыхая насыщенный майский воздух, Софи заметила, что превращение в старую каргу не мешает ей по-прежнему любоваться окрестностями, пусть теперь и немного расплывчатыми. Спустя какое-то время у неё начала ныть спина: не сказать чтобы Софи шла через силу, но всё-таки трость ей бы не помешала. И она стала приглядываться к живой изгороди, вдоль которой ковыляла, в надежде найти там какую-нибудь расшатанную жердь. Определённо, глаза у неё были уже не те: абсолютно уверенная, что заметила, наконец, подходящую палку, она подошла поближе и поняла, что это всего лишь основание старого огородного пугала, которое кто-то забросил в живую изгородь. Софи подёргала и, поднатужившись, вытащила его наружу. Вместо головы на конце палки красовалась завядшая репка. Внезапно Софи почувствовала к старому пугалу что-то вроде солидарности. Вместо того чтобы распотрошить его и вынуть палку, она аккуратно приладила пугало между двумя ветвями изгороди. Теперь оно возвышалось там немым укором погожему майскому дню, а его изорванные рукава на растопыренных руках-палках трепыхались над изгородью.
- Ну вот, - подытожила Софи, и собственный старческий голос настолько удивил её, что она не удержалась и захихикала. – Никто из нас двоих уже не способен на подвиги, верно, дружок? Здесь тебя скорее заметят, и тогда ты, возможно, вернёшься обратно на своё поле.
Софи уже отошла на несколько шагов, когда её неожиданно посетила одна мысль, и она вернулась.
- Слушай, если бы не моё постоянное невезение из-за того, что я самая старшая, - доверительно обратилась она к пугалу, - ты мог бы ожить и помочь мне найти своё счастье. Но в любом случае желаю тебе удачи!
И, снова захихикав, она двинулась дальше. Вероятно, она была сейчас немного не в себе, но со старухами такое часто случается.
Подходящую палку Софи нашла час спустя, когда присела на берегу реки отдохнуть и перекусить хлебом с сыром. Неожиданно из живой изгороди у неё за спиной послышались какие-то полузадушенные хрипы, и кусты заметно тряхнуло, словно кто-то пытался из них выбраться. Софи подползла на своих костлявых коленях поближе и сквозь листву, цветы и шипы изгороди разглядела внутри тощую серую собаку. Беднягу удерживала на месте крепкая палка, на которую намоталась верёвка, обвязанная вокруг её шеи. Палка застряла между двух веток изгороди, так что собака едва могла шевельнуться. Заметив Софи, она свирепо скосила на неё глаза. Раньше Софи всегда боялась собак, и даже теперь, будучи старухой, ей сделалось не по себе при виде двух рядов внушительных клыков. Но она собралась с духом и, нащупав в швейном мешочке ножницы, сказала себе:
"В моём возрасте едва ли стоит об этом беспокоиться", - и стала продираться сквозь изгородь к застрявшей собаке.
Та оказалась совершенно дикой. Как только Софи протянула руку с ножницами к верёвке и начала пилить, собака дёрнулась в сторону и зарычала. Но Софи это не остановило.
- Если ты не дашь мне помочь, то либо умрёшь здесь от голода, либо удавишься, дружок, - скрипучим голосом объяснила она. – Хотя сдаётся мне, задушить тебя уже пытались. Наверное, ты из-за этого такой дикий.
Верёвка вокруг собачьей шеи затянулась довольно туго, и Софи пришлось изрядно потрудиться, пока та не лопнула и собака, наконец, смогла выбраться из своей ловушки.
- Хочешь хлеба с сыром? – предложила Софи.
Но собака в ответ только рыкнула и, прошмыгнув мимо неё, дала дёру.
- Да что ты, не за что! – каркнула ей вслед Софи, потирая исколотые запястья. – И всё-таки я уйду не с пустыми руками.
Она покрепче ухватилась за застрявшую палку и выдернула её наружу. Приглядевшись повнимательнее, Софи обнаружила, что это вполне приличная трость, прекрасно отполированная и с железным наконечником. Она доела хлеб с сыром и, взяв трость, побрела дальше.
Тропинка между тем становилась всё круче, и Софи убедилась, что с тростью идти намного легче. Вдобавок теперь ей было с кем поговорить. И она бодро ковыляла по тропинке, болтая со своей тростью - в конце концов, старые люди частенько разговаривают сами с собой.
- В моей копилке уже две встречи, - делилась она, - и ни грошика волшебной благодарности что от первой, что от второй. Но как бы там ни было, а ты хорошая трость. Я не ворчу. Однако мне определённо причитается третья встреча - волшебная там или какая. На самом деле, я на ней даже настаиваю. Интересно, какой она будет.
Третья встреча произошла ближе к концу дня. Софи с трудом взбиралась по крутой дороге, ведущей в холмы, когда увидела, что навстречу ей, насвистывая, спускается какой-то сельский житель. Софи решила, что это пастух, возвращающийся домой. Крепкий молодой парень лет сорока.
- Боже милосердный! – воскликнула Софи, обращаясь сама к себе. – Ещё этим утром я назвала бы его стариком. Как же всё меняется с возрастом!
Заметив бормочущую что-то под нос старуху, пастух предусмотрительно перешёл на другой край, уступая ей дорогу.
- Добрый вечер, матушка! – крикнул он оттуда с глубоким почтением. - Далеко ли собрались?
- Матушка? – недоумённо переспросила Софи. – Я вам не мать, молодой человек!
- Я знаю, просто так принято обращаться, - пояснил пастух, аккуратно обходя её по противоположному краю. – Я не хотел вас обидеть. Просто уже довольно поздно, а вы идёте к холмам. Оттуда вам не успеть вернуться в Верхний Фолдинг засветло, верно?
Это Софи как-то упустила из виду. Она остановилась прямо посреди дороги и задумалась.
- Да не так уж это и важно, - наконец произнесла она, обращаясь наполовину к себе. – Не стоит беспокоиться по пустякам, когда отправляешься искать счастья.
- Думаете, матушка? – переспросил пастух. Он уже миновал Софи и чувствовал по этому поводу изрядное облегчение. – Ну что ж, тогда желаю вам найти это своё счастье, если, конечно, окрестной животине вреда с него не будет, - и пастух размашисто зашагал вниз, явно борясь с искушением перейти на бег.
Софи с негодованием уставилась ему вслед.
- Он принял меня за ведьму! - пожаловалась она трости.
Софи собралась было припугнуть пастуха, каркнув ему вдогонку какую-нибудь гадость, но тут же передумала – это и правда было в духе какой-нибудь старой ведьмы. Она махнула рукой и, бормоча себе под нос, поплелась дальше.
Вскоре живая изгородь расступилась, открывая голый берег, за которым начиналась каменистая равнина, поросшая вереском, а ещё дальше на горизонте со всех сторон в небо поднимались крутые холмы, покрытые жёлтой шуршащей травой. Софи угрюмо топала по пыльной дороге. К этому времени она уже не знала, что у неё болит больше: старые ноги, старая спина или старые колени. Она так устала, что даже перестала бормотать и просто ковыляла вперёд, пока солнце не опустилось совсем низко. И тут Софи поняла, что не сделает больше ни шага. Она тяжело опустилась на камень у дороги и задумалась, как ей быть дальше.
- Всё, что мне сейчас нужно для счастья, это удобный стул! – задыхаясь, пропыхтела она.
С места, где сидела Софи, открывался потрясающий вид на долину, раскинувшуюся внизу в лучах заходящего солнца. Как на ладони были видны огороженные поля, изгиб реки и мерцающие огнями роскошные особняки, за которыми до самых гор, синеющих на горизонте, тянулись островки деревьев. Прямо под ногами у Софи лежал Маркет Чиппинг с хорошо знакомыми ей улицами. Среди них можно было разглядеть и Маркет Сквер, и кондитерскую Цезари. А вон их шляпный магазин и её дом – кажется, так близко, что можно забросить камень в дымовую трубу.
- Как будто и не уходила никуда! – с досадой пожаловалась Софи своей трости. – Выходит, я потратила весь день на то, чтобы в итоге полюбоваться на крышу собственного дома!
Между тем солнце почти зашло, и сидеть на камне становилось всё холоднее. Поднялся резкий пронизывающий ветер, который, казалось, дул со всех сторон. Вероятность провести ночь в холмах под открытым небом теперь устраивала Софи гораздо меньше, чем днём. Она поймала себя на том, что начинает всё чаще задумываться об удобном стуле возле камина, а заодно ей в голову начали лезть всякие страшные истории о темноте и диких животных. Но если она сейчас повернёт обратно в Маркет Чиппинг, то всё равно доберётся туда не раньше полуночи. С тем же успехом можно продолжать идти куда глаза глядят. Софи вздохнула и поднялась с камня, щёлкая всеми суставами и чувствуя себя отвратительно: пока она сидела, её тело совершенно затекло.
- Никогда раньше не задумывалась, каково приходится старым людям! – пыхтела она, с трудом поднимаясь по холму. – Зато теперь я вряд ли придусь по вкусу волкам - слишком уж сухая и жёсткая. Нет худа без добра!
Сумерки стремительно сгущались, окрашивая покрытые вереском холмы в серо-синий цвет. Ветер усиливался. Бредущая по дороге Софи так громко хрустела суставами и пыхтела, что не сразу поняла, что она тут не единственный источник пыхтения и скрежета: прямо к ней через вересковую пустошь, громыхая и стуча, направлялся замок Волшебника Хаула. Над его чёрными зубчатыми стенами поднимались клубы дыма. Замок выглядел высоким, тяжёлым и уродливым. И крайне зловещим. Опершись на трость, Софи молча наблюдала за ним. Замок её не пугал - скорее, ей было интересно, как он движется. Но главной её мыслью было: весь этот дым означает, что где-то за высокими чёрными стенами должен находиться огромный очаг.
- А почему бы и нет? – сказала она трости. – Ведь Волшебника Хаула интересуют только юные девушки. Вряд ли он захочет пополнить свою коллекцию за мой счёт.
Софи подняла трость и требовательно замахала ею в сторону замка.
- Стой! – гаркнула она.
Замок, скрежеща и громыхая, послушно остановился где-то в пятидесяти футах вверх по холму. Софи обрадовано поковыляла навстречу.

@темы: ВВП, Howl, DWJ

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Зона нон Грата

главная