Non Grata Zone
Какая мерзость! Заверните мне пять штук. (с)
Глава первая,
в которой Софи разговаривает с шляпами


В стране Ингарии, где такие вещи как сапоги-скороходы и плащи-невидимки существуют на самом деле, быть из трёх сестёр самой старшей – то ещё удовольствие. Каждый знает, что тебе первой придётся испытать на себе превратности судьбы, а уж если отправляются искать счастья все трое...
Софи Хеттер как раз была самой старшей. Если бы ей посчастливилось родиться хотя бы в семье бедного дровосека, она могла бы ещё на что-то рассчитывать, но, как нарочно, её родители не бедствовали, владея магазином дамских шляпок в процветающем городке под названием Маркет Чиппинг. Мать Софи умерла, когда девочке исполнилось всего два года, а её сестре Летти – год. Их отец женился снова, на молоденькой продавщице - симпатичной блондинке по имени Фанни. Вскоре она родила третью сестру, Марту. Следуя законам жанра, это должно было превратить Софи и Летти в "уродливых сводных сестёр", но на самом деле все три девочки выросли довольно симпатичными, хотя люди и говорили, что самая красивая из них всё-таки Летти. Фанни относилась к детям с одинаковой заботой и ни в чём не выделяла Марту.
Мистер Хеттер очень гордился своими тремя дочерьми и поэтому отправил их учиться в лучшую городскую школу. Софи оказалась самой прилежной. Она очень много читала и довольно скоро поняла, что её будущее не сулит ей ничего особенного. Это открытие её, конечно, немного разочаровало, но в остальном она была вполне довольна жизнью. Фанни весь день пропадала в шляпном магазине, поэтому Софи приходилось приглядывать за младшими сёстрами, а заодно помогать готовить Марту к тому блестящему будущему, которое со временем её ожидало. В отличие от Софи, Летти такое положение дел не устраивало.
- Так не честно! – возмущалась она. – С чего это Марте должно доставаться всё самое лучшее только потому, что она младшая? Вот возьму и всем назло выйду замуж за принца!
На это Марта обычно огрызалась, что она, в отличие от Летти, и безо всякого мужа станет богатой до неприличия. После этого Софи растаскивала сцепившихся сестёр и чинила их порванную одежду. С иголкой она управлялась на удивление ловко и, поднаторев, стала шить для сестёр платья. Среди них было одно, ярко розовое, которое она сделала для Летти к предстоящему Майскому празднику, и про которое Фанни сказала, что оно выглядит так, будто его купили в самом дорогом магазине в Кингсбери.
Примерно в это же время опять поползли слухи о Ведьме с Пустыря. Говорили, будто она грозилась убить королевскую дочь, и Король приказал своему Придворному волшебнику Сулиману отправиться на Пустырь и разобраться с Ведьмой. Но тот, похоже, не только не разобрался с Ведьмой, но и сам сгинул на Пустыре по её милости. Поэтому когда спустя несколько месяцев на холмах возле Маркет Чиппинга неожиданно появился высокий чёрный замок, выпускающий клубы дыма из четырёх длинных тонких башен, люди сразу решили, что это Ведьма снова покинула Пустырь и собирается приняться за старое, как пятьдесят лет назад. Все не на шутку перепугались. Никто из горожан больше не отваживался выходить из дома поодиночке, особенно ночью. Но страшнее всего было то, что замок не стоял на одном месте: он то маячил большим чёрным пятном на каменистых пустошах на северо-западе, то возвышался над скалами к востоку, а то спускался прямо к подножию холма на севере и, как ни в чём не бывало, располагался среди вересковых зарослей буквально в двух шагах от какой-нибудь фермы на отшибе. Порой можно было даже увидеть, как он передвигается, выпуская клубы грязного серого дыма. Одно время ждали, что замок скоро войдёт в сам город, и Мэр даже стал поговаривать о том, чтобы отправить за помощью к Королю. Однако замок продолжал себе спокойно бродить по окрестным холмам, и скоро стало известно, что он принадлежит вовсе не Ведьме, а волшебнику по имени Хаул. Впрочем, последний тоже был не подарок. Несмотря на то, что он, похоже, предпочитал оставаться на своих холмах, говорили, будто он ловит молоденьких девушек и высасывает из них души. Или поедает сердца – тут мнения расходились. В общем, этот Хаул был совершенно хладнокровным и бессердечным волшебником, и любая девушка, оказавшаяся рядом с его замком, подвергалась смертельной опасности. Софи, Летти и Марту наравне с другими девушками в Маркет Чиппинге предупредили, чтобы они не смели никуда выходить по одиночке. Сестёр это обстоятельство в немалой степени раздражало, и они гадали, что волшебник Хаул может делать с такой внушительной коллекцией душ.
Но вскоре это перестало их интересовать, потому что как раз тогда, когда Софи должна была вот-вот закончить школу, Мистер Хеттер внезапно умер. И тут оказалось, что отцовская гордость вышла семье боком: оплата обучения заставила его влезть в крупные долги. После похорон Фанни собрала всех сестёр в гостиной, чтобы решить, что им делать дальше.
- Боюсь, из этой школы вам придётся уйти, - вздохнула она. – Я уже крутила и так, и эдак, но единственный выход, который я вижу, чтобы сохранить магазин и вместе с тем позаботиться о вашем будущем, это отправить вас обучаться какой-нибудь полезной профессии. Держать всех троих при магазине довольно накладно, и мы не можем себе этого позволить. Поэтому вот что я решила. Сначала Летти…
Летти вскинула голову. Даже печальная и в траурном платье, она всё равно была необыкновенно хороша.
- Я хочу продолжить учиться, - твёрдо заявила она.
- И обязательно продолжишь, милая, - пообещала Фанни. – Я договорилась, чтобы тебя взяли в ученики в кондитерскую Цезари, которая на Маркет Сквер. Они заработали себе прекрасную репутацию, обращаясь с учениками, как с настоящими королевскими особами. Тебя там ждёт счастливая жизнь, а заодно и полезная профессия. Миссис Цезари хороший клиент и хороший друг, и она обещала подыскать для тебя там местечко.
Ответный смех Летти дал ясно понять, что затея эта ей вовсе не по вкусу, но спорить она не стала:
- Ну, спасибо большое. Какая удача, что я так люблю готовить!
Несмотря на язвительный тон, эти слова заметно успокоили Фанни: временами упрямый характер Летти мог быть серьёзной проблемой.
- Теперь ты, Марта, - продолжила она. - Я понимаю, что ты ещё слишком молода, чтобы искать работу. Поэтому я решила подобрать тебе такое место, где бы ты могла постепенно набираться опыта, чтобы после применить эти знания в любом деле, которое выберешь. Ты ведь знаешь мою старую школьную подругу, Аннабель Фейрфакс?
Марта, стройная и светловолосая, подняла свои большие серые глаза на Фанни почти с тем же решительным выражением, что и Летти.
- Эта та, что трещит как сорока? – уточнила она. – Разве она не ведьма?
- Да, ведьма - с чудесным домом и клиентурой по всей долине Фолдинг, - с жаром отозвалась Фанни. – Она хорошая женщина, Марта. Она представит тебя всем влиятельным людям, которых знает в Кингсбери. Ты сможешь превосходно устроиться, после того как закончишь у неё обучение.
- Что ж, она милая женщина, - сдержано кивнула Марта. – Хорошо.
Слушая их, Софи понимала, что Фанни всё продумала наилучшим образом: Летти как вторая дочь вряд ли многого добьётся, поэтому Фанни нашла для неё место, где та сможет встретить симпатичного молодого человека, выйти замуж и жить долго и счастливо. Марте, которой придётся самой пробивать себе дорогу, помогут её колдовские знания и богатые друзья. Что же до самой Софи, то она не испытывала никаких иллюзий относительно того, что её ждёт, и поэтому совершено не удивилась, когда Фанни сказала:
- Что касается тебя, Софи, дорогая, то мне кажется, будет только справедливо, если ты как самая старшая унаследуешь шляпный магазин, когда я уйду на покой. Поэтому я решила сама взять тебя в ученики, чтобы дать возможность обучиться нашему ремеслу. Как ты на это смотришь?
Ну не могла же Софи сказать, что попросту смирилась со своей участью. Она вежливо поблагодарила Фанни и согласилась.
- Ну, вот всё и устроилось! – радостно воскликнула Фанни.
На следующий день Софи помогла Марте уложить платья, а утром они все вместе проводили её до дилижанса. Марта казалась маленькой, держала спину очень прямо и заметно нервничала. Дорога в Верхний Фолдинг, где жила миссис Фейрфакс, лежала через холмы как раз мимо движущегося замка Волшебника Хаула, и Марте это, понятное дело, смелости не прибавляло.
- С ней всё будет в порядке, - уверенно заявила Летти, когда экипаж с Мартой скрылся из виду. Сама Летти отказалась от любой помощи и просто попихала все свои вещи в наволочку, а затем, сунув соседскому мальчишке шестипенсовик, велела ему отвезти всё это на его тачке до кондитерской Цезари на Маркет Сквер. Глядя, как Летти бодро шагает за тачкой, Софи подумала, что та словно стряхнула с себя пыль шляпного магазина и не испытывает по этому поводу ни малейшего сожаления. Вернувшись, соседский мальчишка передал наспех накарябанную записку от Летти, в которой сообщалось, что она уже успела устроиться в женском общежитии и что, похоже, у Цезари совсем неплохо. А неделю спустя с дилижансом пришло письмо от Марты, где та писала, что добралась без приключений и что миссис Фейрфакс "настоящая душка и везде кладёт мёд. Она разводит пчёл". Это были все новости, которые Софи получила от сестёр со времени их отъезда. Что до её собственного обучения, то оно началось в тот же день.
Конечно, Софи и без того достаточно разбиралась в шляпной торговле. Ещё в детстве она часто бегала по двору перед большой мастерской, где смачивались, а затем сохли на болванах шляпы, а из шёлка и воска делались цветы, фрукты и прочий отделочный материал. Она прекрасно знала людей, которые там работали - большинство ещё с того времени, когда её отец сам был ребёнком; она знала Бесси - единственную продавщицу, которая у них осталась; она знала постоянных покупателей, и человека, который привозил на телеге сырые соломенные шляпы из деревни, чтобы впоследствии им можно было придать нужную форму на болванах в мастерской; она знала и других поставщиков, а также как делается фетр для зимних шляп, - не так уж много было вещей, которым Фанни могла её научить, за исключением разве что того, как убедить клиента приобрести ту или иную шляпу.
- Ты должна уметь делать так, чтобы покупатель как бы сам находил нужную, душенька, - объясняла ей Фанни. – Сначала покажи им те, которые не особенно подходят, чтобы они сразу могли почувствовать разницу, как только наденут ту самую.
Впрочем, не сказать чтобы Софи так уж часто приходилось продавать шляпы. Потратив с Фанни день на осмотр мастерской и ещё один на визит к портному и торговцу шёлком, Фани усадила её отделывать шляпы. Теперь она проводила всё время в маленьком закутке в задней части магазина, где пришивала розы к капорам и велюр к шляпкам, отделывала их шёлком, прикрепляла восковые фрукты и украшала лентами. У неё это отлично получалось, да и работа нравилась, но временами Софи чувствовала себя словно отрезанной от остального мира, и ей делалось очень тоскливо. Все работники в мастерской были довольно преклонного возраста, и общих тем для разговора у них с Софи находилось не так уж много. И потом, они всегда держались немного отстранёно, зная, что однажды она унаследует магазин и станет их хозяйкой. Точно так же относилась к ней и Бесси, что, впрочем, было не большой потерей, поскольку все её разговоры сводились к обсуждению фермера, за которого она собиралась выйти замуж через неделю после Майского праздника. Софи даже завидовала Фанни, которая могла когда ей вздумается взять и отправиться к тому же торговцу шёлком. Единственным развлечением для Софи, пожалуй, было слушать разговоры покупателей. Никто не может купить шляпу, без того чтобы не посплетничать. Софи сидела в своём закутке, клала стежок за стежком и слушала, как Мэр никогда не ест сырые овощи, как замок Волшебника Хаула опять повернул к горам, и что этот человек и правда… Шёпот, шёпот, шёпот… Голоса всегда становились тише, когда речь заходила о Волшебнике Хауле, но Софи удалось разобрать, что в прошлом месяце он опять поймал какую-то девушку в долине. "Синяя Борода!" – отчётливо раздалось среди шёпота, а затем голоса вновь зазвучали громко, сообщая, что Джейн Фарриер оскандалилась самым замечательным образом, сделав себе новую причёску. Уж она-то точно никогда не привлечёт внимание Волшебника Хаула, не говоря уже о каком-нибудь уважаемом человеке. Затем пролетел испуганный шепоток о Ведьме с Пустыря. Софи подумала, что Волшебник Хаул и Ведьма с Пустыря могли бы составить отличную пару.
- Они просто созданы друг для друга. Им срочно нужна сваха, - заметила она шляпе, которую украшала в тот момент.
К концу месяца главным предметом разговоров неожиданно сделалась Летти. Похоже, у Цезари с утра до вечера было не протолкнуться от молодых людей, наперебой скупающих пирожные, и требующих, чтобы их обслуживала только она. Летти уже получила c десяток предложений руки и сердца, причём соискатели принадлежали к самым разным слоям общества, начиная с сына Мэра и заканчивая парнишкой-дворником, но она отказала им всем, говоря, что ещё слишком молода для замужества.
- Я считаю, она поступает весьма рассудительно, - заметила Софи капору, к которому пришивала шёлковые оборки.
Фанни эти новости весьма порадовали.
- Я знала, что у неё всё будет замечательно, - довольно заявила она.
Софи казалось, Фанни была даже рада, что Летти теперь нет в магазине.
- Летти отпугивает покупательниц, - объяснила она капору, продолжая отделывать его коричневым шёлком. - Даже такая замшелая древность, как ты, смотрелась бы на ней шикарно. Другие дамы видят Летти и впадают в отчаянье.
С каждой неделей Софи разговаривала с шляпами всё больше и больше. Других собеседников у неё всё равно не было: Фанни большую часть дня где-то пропадала, торгуясь или пытаясь расширить круг клиентов, а Бесси была слишком занята, обслуживая покупателей и посвящая всех в свои свадебные планы. У Софи вошло в привычку надевать каждую законченную шляпу на подставку, где та начинала выглядеть почти как голова без тела, и, устроив себе небольшой перерыв, рассказывать, какой тип дамы подошёл бы ей больше всего. При этом она обычно немного льстила шляпам, потому что покупателям полагается льстить.
- Вас окружает таинственный шарм, - говорила она шляпе, всю поверхность которой украшала вуаль с блёстками.
Широкополую, кремовую шляпу с розами на внутренней стороне она уверяла:
- Вас ожидает очень богатое замужество.
А соломенной шляпке изумрудного цвета с кудрявым зелёным пером она говорила:
- Вы свежи, как молодая листва.
Розовым капорам она говорила, что те полны милого очарования, а щеголеватым шляпкам, украшенным вельветом, – что они остроумны. Капору же с коричневым шёлком она сказала:
- У вас золотое сердце, и какой-нибудь благородный человек это увидит и обязательно вас полюбит.
Почему-то ей было жаль этот капор – он выглядел таким безвкусным и некрасивым.
На следующий день в магазин пришла Джейн Фарриер и купила его. Софи, выглянув из своей коморки, решила, что её волосы действительно выглядят немного странно - словно она завивала их раскалённой кочергой. Жаль, конечно, что Джейн Фарриер выбрала именно этот капор.
А между тем, все в округе принялись, как ошалелые, скупать шляпки и капоры. Может, это следовало списать на умение Фанни привлекать клиентов, а может, просто наступила весна. Как бы там ни было, но шляпная торговля стремительно набирала обороты.
- Кажется, я всё-таки поспешила отослать Марту с Летти. Если дела пойдут так и дальше, мы вполне могли бы продержаться на плаву, - немного виновато говорила Фанни.
С приближением Майского праздника наплыв покупателей так увеличился, что Софи пришлось надеть скромное серое платье и помогать за прилавком. Отделывать шляпы стало теперь возможно только в перерывах между покупателями, поэтому каждый вечер Софи брала работу домой, где при свете лампы сидела далеко заполночь, чтобы успеть всё закончить и выставить утром на продажу. Изумрудно-зелёные шляпки, как та, что носила жена Мэра, и розовые капоры пользовались повышенным спросом. А однажды, за неделю до Майского праздника, кто-то спросил шляпку с коричневым шёлком, как та, что была на Джейн Фарриер, когда она сбежала с Графом Каттерак.
В ту же ночь, сидя за шитьём, Софи призналась себе, что жизнь её порядком скучна. Вместо того чтобы, как обычно, разговаривать с готовыми шляпами, она стала их применять и смотреться в зеркало. Результат был неутешительным: скромное серое платье не шло Софи - особенно теперь, когда её глаза покраснели от недосыпания, - а с рыжеватыми волосами не сочетался ни изумрудно-зелёный, ни розовый. В шляпке же с коричневым шёлком она и вовсе выглядела чахлой затворницей.
- Как старая дева! – в сердцах бросила Софи.
Не то чтобы она собиралась сбегать куда-то с графами, как Джейн Фарриер, или хотела оказаться на месте Летти, которой уже полгорода сделало предложение, - просто ей хотелось чего-то, чего именно, она и сама пока толком не знала, что сделало бы её жизнь хоть чуточку интересней. Софи решила, что на следующий день обязательно найдёт время повидаться с Летти.
Но ни на следующий день, ни позже она так никуда и не пошла. Ей постоянно что-то мешало: то она не могла найти время, то была жутко уставшей, то дорога до Маркет Сквер казалась ужасно длиной, а то она вспоминала, что выходить одной, когда Волшебник Хаул поблизости, слишком опасно, - в общем, с каждым днём выбраться ей становилось всё труднее и труднее. И это было очень странно, поскольку Софи всегда считала себя почти такой же решительной, как Летти. Теперь же она с удивлением поняла, что есть вещи, которые она будет откладывать до последнего, пока не истекут все мыслимые сроки.
- Но это же нелепо, в конце концов! – рассердилась она. – Маркет Сквер всего лишь через две улицы отсюда. Если я побегу…
И она дала себе клятву, что обязательно заглянет к Цезари, когда их шляпный магазин закроется на Майский праздник.
А по городу между тем поползли новые слухи. Говорили, будто Король разругался со своим родным братом, Принцем Джастином, и принц отправился в изгнание. Никто в точности не знал причину ссоры, зато все доподлинно знали, что переодетый принц проезжал инкогнито через Маркет Чиппинг пару месяцев назад. Король отправил на его розыски графа Каттерак, но тот вместо принца нашёл Джейн Фарриер. Софи слушала, и ей становилось грустно. Похоже, интересные вещи происходили с кем угодно, но только не с ней. Она решительно тряхнула головой, отгоняя эти мысли. Как же здорово будет снова увидеть Летти!
И вот наступил долгожданный Майский праздник. Уже с рассвета толпы празднующих наводнили улицы. Фанни тоже давно ушла, а Софи оставалось закончить ещё пару шляп. Она клала стежок за стежком и пела. В конце концов, Летти тоже сейчас работает - в праздники у Цезари было открыто до полуночи.
- Я куплю одно из их знаменитых пирожных с кремом, - пообещала себе Софи. - Уже лет сто их не ела!
Сидя возле окна, она видела, как мимо проходят люди в яркой праздничной одежде, как торгуют сувенирами, как проделывают трюки на ходулях, - и с нетерпением ждала, когда сможет к ним присоединиться.
Но от её радостного волнения не осталось и следа, когда, накинув поверх своего серого платья серую шаль, она, наконец, вышла на улицу и встала как вкопанная, беспомощно озиралась. Кругом царили ужасный шум и сутолока: все смеялись, кричали, куда-то спешили... Софи почувствовала себя так, словно последние месяцы, проведённые за шитьём в коморке, превратили её если не в старуху, то в какое-то совершенно забитое существо. Она поплотнее закуталась в шаль и начала пробираться к Маркет Сквер, стараясь держаться ближе к домам, чтобы её не затоптали начищенные до блеска башмаки и не затолкали локти в длинных шёлковых рукавах. Неожиданно откуда-то сверху раздался ряд мощных залпов, и Софи от страха чуть не упала в обморок. Она подняла голову и увидела замок Волшебника Хаула. Сейчас он находился на холме прямо перед городом, да так близко, что, казалось, стоит на крышах домов. Все его четыре башни, окружённые языками пламени, выстреливали в воздух голубые огненные шары, которые с грохотом взрывались высоко в небе. Зрелище было явно не для слабонервных. Волшебник Хаул, судя по всему, воспринимал Майский праздник как личное оскорбление. А может, наоборот, отмечал его вместе со всеми - на свой собственный манер. Впрочем, Софи была так напугана, что ей не было дела до истинной причины всей этой какофонии. Она бы немедленно повернула домой, если бы к тому моменту уже не прошла полдороги. Поэтому она решила прибавить ходу.
"И с какой стати я решила, что мне нужна интересная жизнь? – спрашивала она себя на бегу. – Да я бы просто умерла от страха. Вот что получается, когда ты самая старшая".
Добравшись до Маркет Сквер, Софи обнаружила, что там дела обстоят ещё хуже, если это только возможно: именно здесь располагалась большая часть городских таверн. Толпы подвыпивших молодых людей расхаживали по площади в своих лучших выходных башмаках с пряжками, щеголяя длинными плащами и жакетами со свисающими рукавами и, отпуская громкие замечания, приставали к девушкам. Девушки, в свою очередь, прогуливались нарядными парами и были явно не против, чтобы к ним поприставали. Софи знала, что для Майского праздника это обычное явление, но ей всё равно было не по себе. Поэтому когда какой-то молодой человек в вычурном голубом костюме с серебром заметил Софи и решил поприставать к ней тоже, она буквально вжалась в ближайший дверной проём, стараясь привлекать к себе как можно меньше внимания. Молодой человек посмотрел на неё с удивлением и изрядной долей жалости.
- Не бойся, серая мышка, - засмеялся он. – Я всего лишь хочу чем-нибудь тебя угостить. Не надо так пугаться.
Под этим сочувствующим взглядом Софи была готова со стыда провалиться сквозь землю. Как назло молодой человек в придачу оказался настоящим красавцем: ближе к тридцати, худощавое лицо с тонкими чертами и изысканно уложенные светлые волосы. Рукава его жакета были самые длинные на Маркет Сквер, с серебряными вкладками и фестонами.
- О, благодарю вас, сударь, но если вы позволите, - пробормотала она, запинаясь, - я-я иду к своей сестре.
- В таком случае, продолжайте свой путь, - снова рассмеялся этот необыкновенный человек. – Кто я такой, чтобы мешать симпатичной девушке повидаться с сестрой? Не желаете, чтобы я составил вам компанию, раз уж вы так напуганы?
Он предложил это с таким участием, что Софи захотелось провалиться ещё глубже.
- Нет. Нет, благодарю вас, сударь! – выдохнула она и опрометью кинулась мимо. Оказалось, что ко всему прочему незнакомец пользовался духами – пробегая, Софи уловила аромат гиацинтов. "Какой вежливый и изысканный человек!" – думала она, проталкиваясь между столиками перед входом в кондитерскую.
Внутри у Цезари было забито до отказа и стоял такой же шум, как и на площади. Заметить Летти среди продавщиц за прилавком было не трудно: возле неё собралась целая толпа молодых людей, судя по внешнему виду, сыновей фермеров, которые, облокотившись на прилавок, перекидывались с ней шутками. Летти выглядела ещё очаровательней, чем обычно и, возможно, даже чуточку стройнее. Она быстро и ловко упаковывала пирожные, сопровождая каждый готовый свёрток улыбкой и шутливым замечанием в сторону своих поклонников. Те отвечали взрывами смеха. Софи пришлось пробиваться к прилавку с боем. И тут Летти её заметила. На мгновение она замерла, а потом её глаза и улыбка сделались шире, и она завопила:
- Софи!
- Мы можем поговорить? – крикнула Софи. – Где-нибудь, - добавила она беспомощно, когда огромный нарядный локоть отпихнул её от прилавка.
- Минутку! – заорала Летти в ответ. Она повернулась к девушке рядом и что-то ей прошептала. Та кивнула, широко улыбнулась и встала на место Летти.
- Теперь я вместо Летти, - объявила она толпе. – Кто следующий?
- Но я хочу поговорить с тобой, Летти! – закричал один из фермерских сынков.
- Поговоришь с Керри, - отрезала Летти. – А я хочу поговорить со своей сестрой.
Похоже, никто из поклонников особо не возражал. Они помогли Софи протолкнуться к концу прилавка, где Летти уже ждала её, откинув доску, и попросили не отнимать у них Летти на весь день. Как только Софи боком протиснулась за прилавок, Летти схватила её и потащила вглубь магазина, где все стены подпирали деревянные стеллажи. На каждой полке выстроились в ряд пирожные. Летти выудила откуда-то два табурета и коротко кивнула Софи:
- Садись, - после чего быстро заглянула на ближайшую полку, достала оттуда кремовое пирожное и протянула его сестре со словами: - Держи, думаю, оно тебе понадобится.
Софи с облегчением опустилась на табурет, вдыхая насыщенный ароматом пирожных воздух, и готовая вот-вот расплакаться от переизбытка чувств.
- Ах, Летти! – произнесла она дрожащим голосом. – Как же я рада тебя видеть!
- Да, а я рада, что ты сидишь, - кивнула Летти. – Видишь ли, я не Летти. Я Марта.

@темы: ВВП, Howl, DWJ