Non Grata Zone
Какая мерзость! Заверните мне пять штук. (с)
Амойский репортаж


Темнота. Щелчок, вид через объектив настраиваемой камеры.
РЕПОРТЁРША (расплываясь и снова обретая резкость): Бенни?
ОПЕРАТОР: Всё работает.
РЕП: Дорогие зрители, слушатели и те, для кого был изобретён сурдоперевод! (В сторону.) Нет, слишком длинно. Бенни, давай заново! (Щелчок.) Дорогая целевая аудитория! (Пауза.) Нет, как-то глупо… Дорогие мои!..
ОП: Гы-гы-гы, Региночка.
РЕП: Блин! Ладно, обращение я потом продумаю. Давай дальше. (Щелчок.) Все вы наверняка слышали или читали о противоречивой планете Амои, политика которой не раз вызывала бурные дебаты и общественное возмущение далеко за её пределами. А что же думают по этому поводу на самой Амои? В целях отыскать ответ на этот и другие вопросы мы собираемся провести независимое журналистское расследование. Итак, «Рассказать всё, о чём молчат! Показать всё, что скрыто!»
Камера гаснет.
*

Камера включается. В ракурсе широкая площадь, по которой туда-сюда деловито снуют люди.
РЕП: Сейчас мы находимся в космопорте Амои и уже прошли личный досмотр. Хочу отметить, что с нами были предельно корректны, и потому мы…
ОП (перебивая): Хм…
РЕП: Бенни?
ОП: Хочу отметить, что лично со мной они были предельно некорректны.
РЕП: Хватит тереть свой зад!.. Блин! Ладно, при монтаже вырежем.
Камера гаснет.
*

Камера включается. В ракурсе по-прежнему космопорт.
РЕП: И вот, не успели мы прибыть, как уже стали свидетелями чего-то интересного и, судя по всему, нелегального.
Камера фокусируется на группе людей в форме. Среди них выделяется высокая фигура рыжеволосого человека, о чём-то спорящего с человеком в форме капитана.
РЕП: Давайте подойдём поближе и послушаем!
По мере приближения звук становится более отчётливым.
КАТЦЕ: Что значит откладывается?!
КАПИТАН: Это значит, не прибудет вовремя.
КАТЦЕ: В таком случае наша сделка отменяется.
КАПИТАН: Что значит отменяется?!
КАТЦЕ: Это значит, можете засунуть ваш товар себе в ж… (осекается, заметив съёмочную группу)
РЕП (пользуясь возможностью): Здравствуйте! Что вы можете сказать нашим зрителям о перспективах торгового оборота Амои в рамках нелегального бизнеса?
КАТЦЕ: Могу сказать, что зависть – плохое чувство. Кто дал вам разрешение на съёмку?
РЕП: Совет федерации! Мы - независимый канал. «Рассказать всё, о чём молчат! Показать всё, что скрыто!»
КАТЦЕ (потирая переносицу): Ага. Ясно. Тогда вам в наш патологоанатомический центр - там чего только не вскрывают. Я дам вам провожатого. (Оборачивается.) Офицер! Проследите.
РЕП: Но…
ОФИЦЕР (строго): Пройдёмте!
Камера гаснет.
*

Камера включается. В ракурсе просторное помещение с медицинским оборудованием, людьми в белых халатах и людьми под белой простынёй.
РЕП: …И вот мы с вами перенеслись в юдоль скорби и последнее пристанище всех тех, чей жизненный путь…
ОДИН ИЗ СОТРУДНИКОВ (перебивая): Скорбящих тут, конечно, много, но пристанище это для них далеко не последнее.
РЕП: А… (озирается) …разве это не морг?
СОТРУДНИК: Грубо говоря…
ОП (перебивая): Если можно, то цензурно, пож-та.
СОТРУДНИК: Это…
Неожиданно ближайшее тело, накрытое простынёй, начинает подавать признаки жизни.
РЕП, ОП (шарахаясь в сторону): Ааааа! Оно живое! Живое!!!
СОТРУДНИК (обращаясь к кому-то за пределами видимости): Номеру 65 ещё одну инъекцию!
(Репортёрше.) Я хотел сказать, что это районный вытрезвитель.
РЕП (приходя в себя): О… Понимаете, просто нас обещали проводить в морг. (Сотрудник недоумённо смотрит.) В смысле, на экскурсию.
СОТРУДНИК: Хм, обычно туристы выбирают другие места для знакомства с нашими достопримечательностями, но если вам нужен морг, то он двумя этажами ниже.
РЕП: Хотите сказать, у вас от выпивки до могилы - два этаж… в смысле, один шаг?
СОТРУДНИК: Смотря сколько, что и как пить. А у вас разве не так?
РЕП (честно): У нас эта инфраструктура не так развита.
НОМЕР 65 (оживая после инъекции): Ооох… Лучше бы я вчера умер…
Репортёрша делает выпад с микрофоном, но бдительный сотрудник блокирует ей доступ к похмельному объекту.
СОТРУДНИК: Может, вам будет интереснее интервьюировать вышестоящие инстанции?
РЕП: А они что, тоже пьют?
СОТРУДНИК: …
РЕП: Адрес, пож-ста!
Камера гаснет.
*

Камера включается, в ракурсе дверь.
РЕП (приглушённо): В данный момент мы стоим перед кабинетом второго лица в государстве, также известного как Советник и Главный нейрокорректор. Пожелайте нам удачи! (Стучит и, не дожидаясь ответа, распахивает дверь.) Здравствуйте!
РАУЛЬ (поднимая голову от бумаг): Приветствую. Вы, вероятно, тот самый «Независимый канал»?
РЕП (польщёно): Вы о нас уже слышали?
РАУЛЬ: Да, Кат… (осекается) Мне уже сообщили. Чем могу быть полезен?
РЕП: Мы хотели бы взять у вас краткое интервью.
РАУЛЬ (щедро): Берите.
РЕП: Как вы можете охарактеризовать специфику своей работы?
РАУЛЬ: Главным образом это генетические разработки.
РЕП (без выражения): Как интересно. И каков ваш прогноз относительно нелегальных генетических разработок в этом десятилетии?
РАУЛЬ: Если элиминировать формулировку «нелегальный», то самый оптимистичный.
РЕП: А если не элиминировать?
РАУЛЬ: То придётся элиминировать это интервью.
Советник и пресса обмениваются сладкими улыбками.
РЕП: В таком случае оставим в стороне официальные формулировки и продолжим наш допр… э, интервью. Чем вы объясните негативную реакцию федерации на вашу работу?
РАУЛЬ: Хм… Амфибиотропной асфиксией?
РЕП (в сторону): Нет, ну жаба-то их, конечно, душит… (Громко.) Официальным аргументом считается бесчеловечность проводимых вами опытов.
РАУЛЬ (скрещивая руки на груди): То есть, применять биологическое оружие против целых планет гуманно, а выводить новые антроподобные виды – нет?
Виснет политкорректная пауза.
РЕП (нарушая молчание): Знаете, вот за это вас тоже не любят.
РАУЛЬ: Знаю.
РЕП: И вас это, судя по всему, не волнует?
РАУЛЬ: Пока на обложке моё фото, мне наплевать, что обо мне пишут на 56-й странице.
РЕП (под нос): Самовлюблённый индюк!
РАУЛЬ (улыбаясь): Спасибо.
РЕП (смущённо): Кхем… Это я не про вас.
РАУЛЬ (кивая): Это вы про индюка. Я понял.
РЕП (быстро меняя тему): А правда, что у блонди умственный коэффициент под три сотни?
РАУЛЬ: Правда.
РЕП: Кстати, у нас про такое часто говорят «Чем больше извилин в голове - тем труднее ими шевелить». (Пытается шутливо ткнуть Советника локтем в бок, но тот предусмотрительно откидывается на спинку кресла.)
РАУЛЬ: Эволюция мудро соизмеряет число извилин с потенциалом индивидуума.
РЕП (мстительно): Но мутантов из пробирок это не касается?
РАУЛЬ: Учитывая, что мутация является далеко не однозначным процессом, который может развиваться как на основе произвольного набора симбиотических факторов, так и…
РЕП (перебивая): Другими словами, вы не хотите отвечать на этот вопрос.
РАУЛЬ: Да.
РЕП: Ладно, тогда сделаем рефрен. Чуть раньше вы сказали, что занимаетесь генетическими разработками «главным образом» - а чем вы занимаетесь в частности?
РАУЛЬ: Психокоррекцией отдельных граждан.
РЕП (оживляясь): О, так вы ещё и психолог! (Подмигивая.) Дело Фрейда живёт и процветает?
РАУЛЬ: Скорее, служит удобрением.
РЕП (после осмысливающей паузы): Простите, но вы только что назвали идеи одного из величайших психоаналитиков нашего прошлого… говном?
РАУЛЬ (невозмутимо): Нет. Это вы их только что так назвали.
Между оппонентами происходит обмен красноречивыми взглядами.
РЕП (сдаваясь): Хорошо, а в чём заключается эта ваша «психокоррекция»? С научно-популярной точки зрения?
РАУЛЬ (туманно): В общей релаксации организма из зафиксированной позиции.
РЕП (оживляясь): Садо-мазо?
РАУЛЬ (пожимая плечами): Зависит от восприятия. Лично я никакого сексуального удовольствия от этого не получаю.
РЕП (быстро): А какое получаете?
РАУЛЬ (холодно): Это моя работа, и я добросовестно её выполняю.
РЕП: То есть, учитывая характер вашей работы, вы… (с придыханием) …профессиональный садист?
РАУЛЬ: Не в большей мере, чем вы.
РЕП: Простите?
РАУЛЬ: Ну, вы же тоже добросовестно выполняете свою работу?
РЕП (возмущённо): Как можно сравнивать благородный, самоотверженный труд журналиста с полулегальной деятельностью аморального учёного, направленной на удовлетворение его низменных потребностей в алчном желании завладеть межгалактической нобелевской премией?!!
РАУЛЬ (проверяя пульс у репортёрши, заинтересованно): Вы принимаете какие-то стимуляторы, или это ваше естественное состояние?
РЕП (учащённо дыша): Что?
РАУЛЬ (сам себе): Может, и то, и другое?..
Под задумчивым взглядом Главного нейрокорректора представительница прессы чувствует себя крайне неуютно.
РЕП (сглатывая): Да что мы всё обо мне, да обо мне! Давайте поговорим о… (лихорадочно ищет жертву и находит) …о нашем операторе!
ОП (нервно): Н-не надо!
РАУЛЬ (едва взглянув): Бинокулёзная волчанка. (Пауза.) Лет пять при надлежащем уходе протянет.
Оператор аккуратно ставит камеру на стол и теряет сознание.
РЕП (дрогнувшим голосом): Вы это серьёзно?
РАУЛЬ (улыбаясь): Нет, это я пошутил. На самом деле у него адипозитас.
РЕП (пытаясь поднять оператора, с натугой): Чтооо?
РАУЛЬ: Говоря ненаучным языком...
РЕП (взваливая оператора себе на спину): Ох! Да, уже поняла - жрать ему меньше надо.
РАУЛЬ: Ну, в общем да.
РЕП (двигаясь на выход вместе с камерой и оператором): Ну, мы, пожалуй, не будем вас больше отвлекать.
РАУЛЬ: Всего хорошего.
РЕП (оборачиваясь): Последний вопрос.
РАУЛЬ: Да?
РЕП: Где мы можем найти г-на Консула?
РАУЛЬ: Ммм… В его кабинете?
Камера гаснет.
*

Камера включается. В дрожащем ракурсе узкий коридор и широкая спина идущей впереди репортёрши.
РЕП (оборачиваясь): А сейчас мы направляемся к кабинету первого лица в Амойском государстве, также известного как г-н Минк или просто Консул. (Останавливается перед полуприкрытой дверью.) Давайте устроим ему сюрприз? (Просовывая голову в дверь.) Сюр-приииз!
Камера успевает зафиксировать, как Консул поспешно прячет в стол фотографию какого-то смуглого брюнета с выставленным средним пальцем.
РЕП: Независимый канал! У вас найдётся для нас пару минут?
ЯСОН (чинно складывая руки на столе): Разумеется. Вина?
ОП (благодарно): Спасибо!
РЕП (строго): Мы на работе!
Консул понимающе наливает три бокала.
РЕП: Ну, если только немножко… (мстительно) А вот г-н Ам нам не предложил…
ЯСОН (добродушно): Ну, г-н Ам в этом вопросе исключительно консервативен…
Спустя какое-то время.
РЕП (слегка заплетающимся языком): …А вот в то, что про вас говорят, будто вы терминатор какой-то с нержавеющим скелетом и синей кровью, я-я-я рьшительна - не верю!
ОП: Рьшительна поддерживаю! Из вас тут такой ррракурс… (камера дрожит, ракурс расплывается)
ЯСОН (подливая прессе, скорбно): Я - невинная жертва межгалактических интриг…
РЕП (ударяя кулаком по столу): Мы эт-та так не оставим! (Поднимает бокал.) На брудершафт!
ОП: Н-на!
РЕП: За всех жертв-интриганов! То есть, за жертв интриг!
Три руки переплетаются под немыслимым углом.
Спустя ещё какое-то время.
РЕП (пытаясь обнимать Консула): Вы такооой очаровательный мужчина! Неудивительно, что г-н Хазал вас до сих пор вспоминает! Ик! Ой…
ЯСОН (закашлявшись, с деланным изумлением): Да что вы говорите?
РЕП (энергично кивая): Да, да! На днях из него, кстати, извлекли почти сформировавшегося ксерно… кмерно… морфо… В общем, хрень какую-то. Но! (С важностью поднимает указательный палец перед носом Консула.) Он и ребёнок - чувствуют себя замечательно. А вы… (поворачивает палец на Консула) …не хотите их навестить?
ЯСОН (осторожно убирая от лица палец репортёрши): Как человек, не имеющий никакого отношения к зачатию, я собирался просто послать ему цветы, но забыл на какие у него аллергия. Вы бы лучше г-на Советника об этом спросили.
РЕП (оживляясь): А он имеет к этому отношение?
ЯСОН (почёсывая подбородок): Насчёт прямого не уверен, но в опосредованном - не сомневаюсь.
РЕП (с досадой): Эх, рано мы от него ушли!
ЯСОН (быстро): Вина?
РЕП, ОП: Будьте любезны!
Спустя ещё какое-то время.
РЕП (обхватывая Консула за шею): Вот вы - первый человек на этой вшивой планетке, который действительно… (потрясает кулаком) …Ух! В смысле, человек! Нет, даже так: Человечище! Мы про вас ооооочень хорошо напишем!
ЯСОН (вежливо снимая руку репортёрши с шеи): Пока на обложке фото г-на Ама, мне всё равно, что обо мне пишут на 56-ой странице.
РЕП (оживляясь): Ой, вы знаете, он то же самое сказал! (Задумывается.) Ну, или почти…
Консул не успевает ответить - раздаётся сигнал вызова.
ЯСОН: Извините. (В трубку.) Да?
ИЗ ТРУБКИ: Г-н консул, г-н Рики забрался на башню Юпитер и грозится оттуда спрыгнуть!
ЯСОН: Ясно. Ничего не предпринимайте, я сейчас буду. (Прессе.) Извините, но я должен идти - дела.
РЕП: Ну разуме-е-ется! Вы не возражаете, если мы к вам присоединимся? В режиме реального времени, так скать?
ЯСОН: Э…
РЕП (решительно выползая из-за стола): Бенни, вперёд! За Консулом!
*

Обзорная площадь перед башней Юпитер, толпа народа.
РИКИ: Я сейчас прыгну!
РЕП (с горящими глазами): Итак, мы с вами вот-вот станем свидетелями беспрецедентного акта самоубийства в истории нашего репортажа! Отчаявшийся представитель беднейшего класса не смог больше терпеть голод и лишения! Вам в лицо смотрит жертва (крупный ракурс на ковыряющегося в носу Рики) безразличия властей (мстительный ракурс на невозмутимого Рауля) и закулисных махинаций криминальных авторитетов (ракурс на меланхолично курящего Катце). Толпа безмолвствует! (Ракурс на толпу, активно запивающую попкорн стаутом.)
РЕП (Советнику): Что вы можете сказать о сложившейся ситуации?
РАУЛЬ: Ну, я многое мог бы сказать, но жёсткие рамки цензуры… (взгляд в сторону Консула) …не дают мне такой возможности.
РЕП (Катце): А вы?
КАТЦЕ (пожимая плечами): А я в этих возможностях ещё больше ограничен.
РЕП (Консулу): Ваша реакция?
ЯСОН (вздыхая): Я бы хотел броситься на асфальт и начать кататься по нему в истерике, но делу это не поможет, а меня здорово утомит. Не говоря уже о том, что даст кое-кому официальный повод для моей нейрокоррекции. (Косой взгляд в сторону Советника.)
РЕП (в камеру): Вы видите! Даже первое лицо государства находится под влиянием Серого кардинала, исчадия ада, Геббельса всея Амои! (Суя микрофон под нос Советнику.) Ваша реплика?
РАУЛЬ: Лесть на меня не действует.
КАТЦЕ (кивая): Да, взятки куда эффективней.
РЕП (в камеру): Циничность официальных властей…
КАТЦЕ (перебивая): Вообще-то, я это от лица теневой экономики сказал.
ЯСОН (встревая): Я бы хотел…
РИКИ (с башни): Я сейчас прыгну!
РЕП: Он сейчас прыгнет!!!
КАТЦЕ (зажимая ухо): Да, да, мы все уже в курсе.
Толпа ускоряет поглощение попкорна и стаута.
ЯСОН (громогласно): Батут! Полконсульства и гражданство за батут!!!
РАУЛЬ (быстро зажимая Ясону рот, прессе): Он это несерьёзно!
РИКИ (с башни): Что?! Какие-то сраные полконсульства?! Ясон, ты жмот! И всегда им был! Я тебя ненавижу!
В толпе на площади происходит замешательство.
РЕП: Внимание! К нам сюда кто-то проталкивается! (Кидаясь к новоприбывшему.) Представьтесь, пож-та. Вы родственник самоубийцы?
ГАЙ (отпихивая от лица микрофон): Нет, я его бывший любовник. (Рики.) А ну слазь оттуда, придурок!
РИКИ: Щас - разбегусь только!
РЕП: К нам проталкивается ещё один человек! (Выбрасывая вперёд микрофон.) Вы тоже бывший любовник?
ДЭРИЛ: Нет, я настоящий любовник бывшего.
РЕП (в камеру): Интрига накаляется!
ДЭРИЛ (Гаю): Ты что, хочешь к нему вернуться?
ЯСОН, ГАЙ (в ужасе, хором): Ты что, с ума сошёл?! Да я только жить начал!
ГАЙ: Ой, простите, я вас перебил.
ЯСОН: Да ничего страшного. (Ласково кладёт руку ему на плечо.)
ГАЙ (прогибаясь под дланью Консула, Дэрилу): Ты не будешь против, если мы поменяем место жительства?.. На другую планету?
ДЭРИЛ (безуспешно пытаясь ослабить хватку Консула на плече Гая): Я всеми оставшимися конечностями за!
РЕП (в камеру): Иммиграция набирает обороты! Как видите, положение средних слоёв населения Амои тоже крайне нестабильно!
ГАЙ (оборачиваясь к репортёрше): Ты кого это сейчас прослойкой назвала?!
РЕП (в камеру, договаривая): …И тем не менее, они гордо пытаются отрицать свою социальную зависимость. Восхитимся же их силе духа!
На заднем плане Консул откупоривает бутылку вина.
РИКИ (замечая ослабление интереса к своей персоне): А вот сейчас - точно прыгну!!!
ЯСОН (по привычке салютуя бокалом): Рики, не надо! Не прыгай! Я… Я пить брошу! (Разбивает бокал об асфальт. Хочет разбить и бутылку, но Гай вовремя убирает голову.)
В толпе воцаряется благоговейное молчание. Рики от переизбытка эмоций еле удерживается на краю карниза.
РАУЛЬ (нахмуриваясь, сам себе): У него будет абстинентный синдром. (Катце, тихо.) А ты бы ради меня курить бросил?
КАТЦЕ: Прыгай.
РИКИ (с башни): Я, конечно, тебе не поверил, но всё равно спущусь.
ЯСОН: Будь добр.
В этот момент Юпитер, до сих пор воздерживавшаяся от комментариев, решает высказаться: по башне прокатывается мощный электрический разряд.
РИКИ (срываясь в свободный полёт): Аааааааа!!!
ЯСОН (кидаясь вперёд, отчаянно): Нееет!
РАУЛЬ (сжимая кулаки, отчаянно): Даaaa!
ГАЙ (приплясывая, в смятении): Третий вариант! Третий вариант!
ДЭРИЛ, КАТЦЕ: (переглянувшись, пожимают плечами)
ТОЛПА: (безмолвствует)
РЕП: Ах! Бенни, снимай, снимай!
Проходит минута.
КАТЦЕ (стряхивая пепел): Хорошо летит…
ДЭРИЛ: Не знал, что башня Юпитер такая высокая.
ГАЙ (сжимая кулаки): Давай, Рики, давай! Ты сможешь, ты сможешь – я знаю!
ДЭРИЛ, КАТЦЕ (хором): Сможет что?
ГАЙ (не отрывая взгляда от летящего Рики): Приземлиться!
Катце хмыкает.
ДЭРИЛ (краснея): Да, он такой, и что? Зато он меня любит!
КАТЦЕ (сочувственно): Сигарету?
Тем временем Рики, наконец, достигает земли и амортизирует в объятия Консула, погружаясь вместе с ним на метр в асфальт.
Толпа взрывается бурными аплодисментами. В воздух летят кепки, пакеты из-под попкорна и бутылки из-под стаута.
РАУЛЬ (раздосадовано): Тц…
ГАЙ (обалдело): Ого…
ДЭРИЛ (кивая): Ага…
КАТЦЕ (выпуская дым): Типа да, я тоже в шоке.
РЕП (подпрыгивая): Ааааа! Он всё-таки приземлился! Он приземлился! Вы это видели?!
ОП (разворачивая камеру на себя): Да, она такая, и что? Зато она мне зарплату платит!
РЕП (кидаясь к Рики): Что побудило вас забраться на башню? Это было выражением протеста эксплуатируемого населения против правящей буржуазной верхушки? Что вы сейчас испытываете? Поделитесь!
ЯСОН (выбираясь из ямы вслед за Рики): Это было выражением его дурости. А испытывает он, как обычно, моё терпение.
ГАЙ (кивая): Да дурак он, дурак…
Вся массовка дружно кивает вслед за Гаем.
РИКИ: Какого чёрта?! Дайте мне сказать! (Выхватывает микрофон.) Значит, так: этот козёл (кивок в сторону Консула) в очередной раз решил, что он здесь самый умный, а мне больше всех надо!
РЕП (азартно): Да, да, продолжайте!
РИКИ (сплёвывая): Да я уже всё сказал. (Отбрасывает микрофон.)
ЯСОН (похлопывая Рики по голове): Хорошо сказал.
РИКИ (взвиваясь): Не смей меня лапать, грязный ублюдочный жмот!
РАУЛЬ (поднимая микрофон и вручая его прессе): Как видите, долгом Консула является утешение всех обиженных граждан Амой. (Пауза.) Даже если они обижены умом.
РИКИ (разминая кулаки): А ну повтори то, что ты сейчас сказал, мозгоправ хренов!
Дилер выплёвывает сигарету и делает шаг вперёд.
ЯСОН (возмущённо): Катце, куда ты его бьёшь?! Бей по голове!
КАТЦЕ: Туда бесполезно!
ЯСОН: Вот именно – не порти мне единственную радость в жизни!
РАУЛЬ (блокируя кулак Консула перед самым носом Катце): Я бы попросил!
ЯСОН: Отклоняется!
ДЭРИЛ (хватаясь за живот): Ой! А меня-то за что?!
ВСЕ ЧЕТВЕРО (хором): Не стой рядом!
ГАЙ (зверея): Бить моего Дэрила?! УБЬЮ!!!
На площади образовывается куча-мала.
РЕП (в камеру, взволновано): Сейчас за моей спиной бурлят поистине шекспировские страсти! Как говорил один старый ковбой, «Привести лошадь на водопой может и один человек. Но даже сорок не заставят её пить»!
РИКИ (высовываясь из свалки): А это смотря что предложат! Но сравнение с лошадью мне ну о-о-очень понравилось! (Опять исчезает в свалке.)
Тем временем от толпы зевак отделяется монгрел подозрительной наружности и, подойдя к репортёрше, что-то шепчет ей на ухо.
РЕП (азартно): Конечно хотим!
Камера выключается.
*

Камера включается.
РЕП: А сейчас мы с вами находимся в одном из самых опасных районов Кереса. Могу сказать, что слухи о нём сильно преувеличены: как видите, нас ещё не изнасиловали, не ограби… Эй, Бени, почему камера так трясётся?
ОП: Ох… Ой! Ух! Ай! Твою! Уммм… Энмм…
ГОЛОС ИЗ-ЗА ОПЕРАТОРА (на выдохе): О, да-а-а…
РЕП: Так. Ясно... Но зато нас не ограби… (щупает карманы) Эй, а где мой бумажник?!
ЕЩЁ ОДИН ГОЛОС ЗА КАДРОМ: Какой такой бумажник?..
РЕП: Так. Понятно. Но, по крайней мере, нас не уби…
ГОЛОС ИЗ-ЗА ОПЕРАТОРА: Слушай, эта болтливая тёлка меня реально бесит!
РЕП: Эй! Что вы себе поз…
Ракурс вихляет из стороны в сторону.
РЕП: Беги, Бенни, беги!
Камера падает на землю, слышится быстрое цоканье удаляющихся каблуков.
ГОЛОС ЗА КАДРОМ: Бенни, значит? Очень приятно.
ОП (с натугой): Я бы не сказал…
ГОЛОС ЗА КАДРОМ: Тогда предлагаю пойти в бар и сгладить впечатление за знакомство. Норрис платит - он сегодня при деньгах.
НОРРИС: Э?!
Камера гаснет.
*

Камера включается. В ракурсе заплаканное лицо репортёрши.
РЕП (капая соплями в разбитый объектив): Я хочу попросить прощения у родителей Бенни... (Всхлип.) Я не должна была брать его с собой на эту ужасную планету… Простите меня, если сможете! (Оборачивается.) А-а-а! Кто здесь?!
КАТЦЕ (подбирая упавшую камеру): Я.
РЕП (вцепляясь в дилера): Меня здесь уже ограбили и чуть не убили!.. А теперь вы… (сморкается в лацкан) …вы хотите меня изнасиловать?
КАТЦЕ (брезгливо снимая плащ и заворачивая в него прессу): Вообще-то, меня послали вас найти и проводить в Эос.
РЕП (разочаровано): А-а-а… В смысле, а как же мой оператор?
КАТЦЕ: Его уже нашли и проводили в гостиницу.
РЕП: С ним всё в порядке?
КАТЦЕ: Ну… Мне кажется, ему не помешало бы немного похудеть.
*

Космопорт Амои, несколько дней спустя.
РЕП (сухо): Спасибо вам за ваше за гостеприимство и прощайте.
ЯСОН: Как жаль, что вы не хотите задержаться! (Пресса хищно подаётся вперёд.) Но мы не смеем вас задерживать! В общем, если опять будете в нашем секторе галактики – залетайте.
РЕП: Нет, уж лучше вы к нам. (Замечает добрую улыбку Советника.) А ещё лучше - давайте просто переписываться!
*

Апартаменты Советника. Рауль и Катце просматривают материал, нежно изъятый у Независимого канала на таможне.
«РЕП: … А потом мы хотели взять интервью у Юпитер, но нас туда не пустили, мотивировав это сезонной перезагрузкой. Отсюда можно сделать вывод, что до Матрицы этой их Юпитер далеко, как бы громко не сравнивали их адепты Вачовски. (Монтаж.) Ещё один вывод, разрушающий сложившиеся стереотипы, мы сделали относительно Консула Амои: вопреки расхожему мнению, он оказался самым человечным человеком изо всех нами интервьюируемых. Осмелюсь предположить, что искажению его образа в средствах массовой информации мы, в первую очередь, обязаны некому Серому кардиналу, предпочитающему оставаться в тени прожекторов федерального внимания. Не будем называть здесь его имя, дабы не навлечь репрессий на г-на Консула. (Крупный план на полускрытый волосами анфас Советника.)»
КАТЦЕ: Да, г-н Ам, зря вы им выпить не предложили.
РАУЛЬ: Я не держу у себя в кабинете алкогольных напитков. Они снижают активность головного мозга.
КАТЦЕ: Вы хотите сказать, что если бы г-н Консул не пил, его IQ был бы таким же, как… (страшное осознание) …как у Юпитер?
РАУЛЬ (многозначительно): А нам нужны две Юпитер?
КАТЦЕ (содрогаясь): Да нам и одной слишком много…
Входят Ясон и Рики.
РАУЛЬ (быстро переключая репортаж на пет-шоу): Ясон, мне недавно доставили новое вино с Терры – не хочешь попробовать?
ЯСОН: С удовольствием!
КАТЦЕ (в сторону): Серый кардинал…
РИКИ: А мне вот эти репортёры понравились. Хорошо, что Катце их сразу не завернул.
Рауль кидает убийственный взгляд в сторону Катце.
КАТЦЕ (сглатывая): Простите.
РАУЛЬ: Не прощу.
ЯСОН (добродушно хлопая Советника по наплечнику): Да ладно тебе! Подумаешь, ерунда какая. Чего ты завёлся?
Советник одаривает Консула ВЗГЛЯДОМ.
ЯСОН (убирая руку, прозорливо): Ты всё ещё на меня злишься за ту потасовку на площади?
РАУЛЬ (улыбаясь): Что ты, я про неё уже забыл!
ЯСОН (нахмуриваясь): Когда ты так улыбаешься, я знаю, что ты врёшь. И это - в лучшем случае.
РАУЛЬ (по-прежнему улыбаясь): Ты плохо меня знаешь.
РИКИ (преданно прячась за Консула): Ясон, с каждым разом я тебя люблю всё больше и больше! (Тихо.) Бедный Катце…
КАТЦЕ (тихо): Бедный я…
РАУЛЬ: Знаете, вы начинаете меня немного злить...
ЯСОН (Рики, шёпотом): План «В».
РИКИ: Понял.
КАТЦЕ: Эй! Что вы… Зачем… Какого?!.. Мммм!!!
ЯСОН, РИКИ (подталкивая забинтованного розовой ленточкой Катце к Раулю): Утешительный приз! (Смываются.)
КАТЦЕ (выплёвывая кляп, с чувством): Сволочи.
РАУЛЬ (надвигаясь, с улыбкой): Совершенно согласен…

(с) Сайен, 2009

@темы: Aы no Kusabi